Семинар по релизу 16.2 МИС qMS

24 июня 2016 специалисты компании СП.АРМ провели семинар, посвященный выходу нового релиза 16.2 МИС qMS.

Слушателям были продемонстрированы изменения функционала системы, усовершенствования настроек и интерфейса. Более детально были описаны такие разделы, как «Финансы», «Диспансеризация», «Аптека», «Лист ожидания» и другие. Участники семинара смогли в действии увидеть внесенные доработки, задать вопросы по интересующим их аспектам и предложить разработчикам новые направления для развития МИС qMS.

В мероприятии приняли участие представители ряда медицинских организаций Санкт-Петербурга и Москвы: ФГБУ ВЦЭРМ им. А.М.Никифорова, Ленинградской областной кардиологический диспансер, кожно-венерологического диспансера №10, диагностического центра «МедЛаб», СПбГМУ им. И.П.Павлова и эндокринологического научного центра Министерства здравоохранения РФ.

Встреча протекала в благоприятной обстановке, многие участники проявили желание посетить более тематические семинары по использованию и администрированию МИС qMS, что подтвердило необходимость и продуктивность общения «с глазу на глаз» разработчиков и пользователей системы.

Компания СП.АРМ нацелена на регулярное проведение подобных мероприятий с целью повышения качества обратной связи со своими клиентами и налаживания дружественных плодотворных отношений со специалистами, непосредственно обеспечивающими работу системы в клиниках и медицинских центрах.

МИС qMS включена в «Единый реестр российского ПО»

Приказом Минкомсвязи России от 19 мая 2016 года, медицинская информационная система qMS, разработанная компанией СП.АРМ, включена в «Единый реестр российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных»

Решение о включении МИС qMS в реестр было принято в ходе заседания Экспертного совета по российскому ПО, в состав которого входят представители федеральных органов исполнительной власти, институтов инновационного развития, а также ассоциаций российских разработчиков ПО.

Реестр был создан по инициативе Правительства РФ в целях расширения использования отечественного ПО и подтверждения его российского происхождения, а также оказания государственной поддержки правообладателям. Формирование реестра стартовало вслед за вступлением в силу постановления Правительства РФ №1236 «Об установлении запрета на допуск программного обеспечения, происходящего из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд» от 16 ноября 2015 г.

Подготовлен релиз «qMS Новости обновления. Версия 16.2. Для предметных администраторов»

Изменения и дополнения, повышающие функциональные возможности МИС и комфортность работы с ней, внесены практически во все разделы. В том числе:

  • В разделе «Пациент» изменен ввод обязательных разделов данных по пациенту, добавлен вариант поиска по УЭК и другие полезные вещи.
  • В разделе «Изменения в заполнении и хранении телефонов физических лиц» изменения касаются способов ввода (в специальном окне с использованием справочника) и хранения номеров телефонов.
  • В раздел «Аналитика» внесены изменения, повышающие удобство работы специалистов с этим инструментом.
  • В разделе «Финансы» сделаны важные доработки, на которые стоит обратить особое внимание.
  • В разделе «Диспансеризация. Улучшение функционала» реализована отдельная функциональная закладка, предназначенная для назначения пациенту перечня услуг в зависимости от цели осмотра.
  • В разделе «Лист Ожидания. Изменения», в частности, изменился порядок заполнения ИФ на эпизоде ЛО.
  • В разделе «Аптека и персонифицированный учет» внесены дополнения, расширяющие функциональные возможности.
  • В разделе «Сообщения» реализована возможность создавать опросы и рассылать их пользователям через Сообщения с целью оперативного получения обратной связи от пользователей.

Изменения коснулись также разделов «Назначения», «Расписание»,  «Отчетность», «Настройки» и других.

Более подробную информацию по релизу вы можете найти на Портале или обратиться за ней к сотрудникам СП.АРМ.

МИС и тарифы ОМС

Не вызывает возражений постулат, что бюджет необходимо экономить. Но в то же время изменения тарифов услуг, используемых в здравоохранении, не должны отрицательно сказываться на результативности лечения. Ни к чему хорошему, в частности, не могут привести тенденции включения в законченные случаи лечения или в диспансерные осмотры не предоставленных пациентам услуг. Желательно ликвидировать сами предпосылки подобных «приписок». А для этого регулярные пересмотры положений, связанных с ТФОМС, желательно соотносить с реальными ресурсными затратами медицинских организаций.

Если проанализировать изменения, предлагаемые «Рекомендациями по способам оплаты специализированной медицинской помощи в стационарных условиях … за счет средств системы обязательного медицинского страхования», получится, что:

  1. Методики расчета тарифов за услуги имеют множество исключений;
  2. В их основе лежат «кем-то и когда-то» утвержденные нормативы и не всегда добросовестная (качественная) статистика;
  3. В описаниях алгоритмов расчета нередки формулировки, типа: «…определяется так-то, но не может превышать значений таких-то»;
  4. Используется множество «условных корректирующих коэффициентов», с помощью которых не составляет труда привести критерии выплат к «понравившимся» значениям, руководствуясь, видимо, соображениями более высокого, чем качество лечебного эффекта, порядка.

Вызывает обоснованное сомнение возможность стимулировать использование более эффективных медицинских технологий, лекарственных препаратов и оборудования с помощью таких подходов. Сегодня, как нам кажется, можно уже начинать переходить на активное использование данных МИС, доступных большинству специалистов и содержащих информацию о реальных затратах организаций. Записи, при этом, оказываются дифференцированными не только по территориальному принципу, но и по профилю лечебных процессов.

Для пояснения приведем пример альтернативной методики.  На основе реально существующих данных МИС она позволяет оценить (оценка «сверху») объем бюджетного финансирования, который способен покрыть затраты МО по стационарным эпизодам и который следует учитывать при определении отчислений в фонд ОМС.

В основу подхода закладываются два региональных стимулирующих коэффициента: КА(ПЭ)рег – «коэффициент активности лечебного процесса по профильным эпизодам» и КЭ(ПЭ)рег – «коэффициент эффективности лечебного процесса по профилю эпизода». Кроме них можно использовать два усредненных значения регионального уровня: Sует(ПЭ)ср – «средняя стоимость УЕТ (универсальная единица трудозатрат) по профильным эпизодам» и УЕТ(ПЭ)ср – «среднее значение суммы УЕТ по услугам профильных эпизодов». Наконец, в качестве пятого параметра введем в рассмотрение значение максимальной пропускной способности стационара конкретного МО по профильным эпизодам – W(ПЭ)мо.

Итоговое выражение для объема финансирования, компенсирующего затраты стационарных эпизодов МО (по профильным заболеваниям) запишем в виде:

OFΣ(ПЭ)мо=[Sует(ПЭ)ср.УЕТ(ПЭ)ср.W(ПЭ)мо] . [КА(ПЭ)мо/ КА(ПЭ)рег] . [КЭ(ПЭ) мо / КЭ(ПЭ)рег]

В качестве задач, решаемых на основе предлагаемой методики, помимо оценки объема бюджетного финансирования по линии ОМС, рассматривается стимулирование процессов повышения качества и результативности обслуживания пациентов. С этой целью мы будем ориентироваться на МО, демонстрирующие наиболее привлекательные (результативные) подходы.

Прежде всего, для подсчета рассматриваемых коэффициентов остановимся на выборке описаний лечебных процессов (эпизодов), результатом которых стало выздоровление (или, как минимум, улучшение состояния) пациента. Так как в большинстве МИС используется показатель «Результат лечения», принимающий обычно одно из значений, — «Выздоровление», «Улучшение», «Без изменений», «Ухудшение» и «Смерть» — предложенная выборка вполне оправдана. Рассматриваемая процедура позволяет ориентироваться на эпизоды, действия врача в рамках которых оказались наиболее эффективными. С учетом этого:

1. С коэффициентом КЭ(ПЭ)рег связываем выражение:

КЭ(ПЭ)рег= ΣI(ПЭ)в,мо  / ΣI(ПЭ) мо  

Здесь:

I(ПЭ)мо  – общее число профильных эпизодов;

I(ПЭ)в,мо – число профильных эпизодов с выздоровлением (улучшением).

Суммирование ведется по всем профильным отделениям и клиникам региона.

2. Выражение для коэффициента КА(ПЭ)рег :

КА(ПЭ)рег=ΣΣΔtу(ПЭ)i,мо  / ΣΣΔtг(ПЭ)i,мо  

Здесь:

Δtу(ПЭ)i,мо – общая длительность предоставления услуг в рамках профильного эпизода (i) МО;

Δtг(ПЭ)i,мо – общая длительность госпитализации по профильному эпизоду (i) МО.

3. Для определения Sует(ПЭ)ср   используем следующий подход:

По прайс-листу МО определяем суммарную стоимость всех услуг (Sу), предоставленных пациентам в рамках профильных эпизодов (i), завершившихся выздоровлением (улучшением). Используя значения УЕТ (универсальной единицы трудозатрат, равной обычно десяти минутам) по услугам, суммируем УЕТы врача и «дополнительного персонала» (УЕТвр. + УЕТд.п. =УЕТу).

После этого используем соотношение:

Sует(ПЭ)ср = ΣΣSу(ПЭ)i,мо / ΣΣУЕТу(ПЭ)i,мо

4. По аналогии с предыдущим значение УЕТ(ПЭ)ср определяем по выражению:

УЕТ(ПЭ)ср = ΣΣУЕТу(ПЭ)i,мо / ΣΣNу(ПЭ)i,мо

В данном случае Nу(ПЭ)i,мо  — общее количество услуг по профильным эпизодам (i), предоставленных пациентам МО.

5. И, наконец, для определения последнего параметра (W(ПЭ)мо) используем следующую логику:

— Нерационально ориентироваться на среднюю длительность профильного эпизода. При ее расчете учитываются и сроки госпитализации в случаях «профилактики», периодических обследований хронических пациентов и «легких недомоганий». Для их исключения (сроки госпитализации не превышают 3х – 4х дней) можно воспользоваться подсчетом только тех эпизодов, длительность которых составляет не менее 60% от «средней» (ΔТср(ПЭ)i,мо), учитывающей, в том числе, и кратковременные пребывания в стационаре. При этом:

Δtг(ПЭ)ср=ΣΣ[(Δtг(ПЭ)i,мо)|(Δtг(ПЭ)i,мо>0.6.ΔТср(ПЭ)i,мо) / I(ПЭ)в,мо|(Δtг(ПЭ)i,мо>0.6.ΔТср(ПЭ)i,мо)]

Используемая строка символов -|(Δtг(ПЭ)i,мо>0.6.ΔТср(ПЭ)i,мо) соответствует выражению «при условии, что…». Считаем, что аналогичное условие целесообразно использовать и при определении параметра УЕТ(ПЭ)ср. Не стоит смешивать реальные лечебные эпизоды с «выздоровлением» и эпизоды «профилактические» в которых количество услуг существенно занижено.

— Максимальная пропускная способность стационара по рассматриваемому профилю заболеваний связана с количеством «профильных коек» (ПК(ПЭ)мо), длительностью рассматриваемого периода (ΔП) и средней продолжительностью госпитализации. Если принять упрощение, что койки свой профиль не меняют, получаем:

W(ПЭ)мо=(ПК(ПЭ)мо . ΔП) / Δtг(ПЭ)ср

Целесообразно обратить внимание на то, что предлагаемый подход оказывается свободным от:

1. Усредненных нормативов;

2. Несколько «размытых» поправочных коэффициентов;

3. Учета численности застрахованного населения и пр.;

4. Опираться на реальные возможности предоставления услуг на рассматриваемой территории;

5. За счет соотношений КА(ПЭ)мо/ КА(ПЭ)рег  и КЭ(ПЭ)рег/ КЭ(ПЭ)рег стимулировать стремление медицинских организаций, как «насыщать» лечебный процесс активными процедурами, так и повышать процент «выздоровления».

И последнее замечание: при работе с прайс-листами рекомендуется использовать тарифы, связанные с оплатой услуг «через кассу». При определении их себестоимости обычно учитываются все расходы, связанные с работой организации. Если в МИС или РМИС не предусмотрено использование инструментов определения себестоимости и УЕТ услуг, появляется серьезный повод для пересмотра их функционала в части накопления и использования указанных данных.

Авторы публикации не ставили своей целью выполнение качественной проработки альтернативного подхода к расчету тарифов. В связи с этим приведенный в тексте пример не следует рассматривать, как предложение по безусловному отказу от существующих методик. Мы хотели лишь акцентировать внимание читателей на том, что:

1. Развитие методических и организационных подходов к решению задач здравоохранения желательно основывать на возможностях современных информационных технологий;

2. Указанные подходы должны опираться на реальные данные, порождаемые реальными же лечебными процессами, реализуемые МО конкретных регионов;

3. При проектировании МИС должен поддерживаться принципиально иной (более высокий) уровень требований к их структурам данных и настройкам. Необходимо предусматривать возможность последующего расширения функционала системы и структуры хранения данных;

Реальный прогресс возможен только на основе анализа эффективности реализуемых бизнес-процессов. То есть, если мы хотим продвигаться в этом направлении, нам необходимо целенаправленно учиться накапливать и обрабатывать первичные данные, извлекая из этого максимальную пользу. Не надо бояться признавать ошибки даже тогда, когда они связаны с ощутимыми финансовыми потерями. Имеющийся опыт проектирования и эксплуатации МИС позволяет уже сегодня смотреть в будущее с оптимизмом.

Чем больше информации, порождаемой реальными событиями и их результатами, хранится в базах данных, тем качественнее информационные «копии» процессов и тем эффективнее возможность их анализа. Чем активнее и раньше сотрудники МО и региональных органов управления здравоохранением начнут использовать и анализировать актуальные и достоверные данные МИС в своей работе, тем быстрее произойдет переход от «умозрительных» заключений и выводов к обоснованным и эффективным решениям. Информатизация должна опережать текущие потребности здравоохранения, а не «догонять» вновь возникающие задачи.

МИС и информационная культура

Процессы, связанные с информатизацией здравоохранения, прочно заняли свое законное место в планах развития отрасли. Все большее число пользователей МИС приходит к убеждению о целесообразности (необходимости) использования накапливаемых данных не только для повышения эффективности работы с конкретным пациентом, для автоматического формирования отчетности и обмена информацией с внешними структурами. Не менее перспективными и привлекательными могут стать и другие направления. Одно из них, например, связано с углублением наших представлений о закономерностях реализуемых бизнес-процессов.

С позиции разработчиков информационных систем мы всеми силами стараемся поддерживать подобные проекты. Идя навстречу врачам, сотрудникам МО и представителям органов управления, мы готовы обеспечить информационную поддержку практически любым, решаемым ими задачам. В то же время, необходимо понимать, что мы создаем и развиваем инструмент. Мы можем оказывать эффективную помощь в обработке данных, в унификации процессов занесения информации в систему, в повышении качества описания процессов и событий. В наших силах предложить алгоритмы и разработать методы корректно сформулированных задач. Но мы не в состоянии заменить пользователя. Записи в медицинскую информационную систему может заносить только он.

И здесь мы, к сожалению, сталкиваемся с проблемой. На первый взгляд она совершенно не заслуживает серьезного отношения. Смешно было бы учить ответственности врача, в руках которого зачастую находится жизнь пациента. Мало того, никого не надо убеждать в справедливости утверждения, что правильные решения можно принимать, только пользуясь полной, достоверной и актуальной информацией. Приведенное высказывание в еще большей степени относится к попыткам изучения событий и процессов, значимые связи между которыми проявляются на уровне, всего в несколько раз превосходящем статистическую погрешность.

К сожалению, в сознании медицинских работников еще не укоренилось понимание того, что их записи – это сокровище, формирующее питательную среду устойчивого развития. Не решился употребить более подходящий по смыслу термин – «удобрение». Его могли бы неверно истолковать.

Врачи пока еще ни осознали, что рост эффективности отрасли является единственным надежным подходом, обеспечивающим, как расширение возможностей медицины в целом, так и повышение уровня их личного комфорта и благосостояния. Некоторые из них все еще по привычке считают, что внесенные в МИС данные служат, в основном, для удовлетворения «любопытства» сотрудников статистических отделов министерств.

С точки зрения стандартной статистической отчетности с этой позицией трудно не согласиться. Но ситуация и, вместе с ней, положение дел в системе здравоохранения радикально поменялись. Возник практический интерес к обработке качественных описаний реальных лечебных процессов. В ряде случаев результаты анализа данных уже подталкивают к пересмотру подходов, используемых при решении привычных повседневных задач. Но, повторюсь, для получения правильных выводов исходная (первичная) информация должна быть качественной.

Для примера приведем попытку анализа влияния задержки в установлении клинического диагноза на длительность стационарных эпизодов. Из общих соображений, казалось бы, очевидно, что чем быстрее и качественнее диагноз будет установлен, тем эффективнее окажется выбранный вариант лечения. Но!

Мы рассмотрели 154 стационарных эпизода с совпадающим основным диагнозом. Интервал анализа соответствовал трем месяцам работы медицинской организации. Нельзя сказать, что полученный результат нас шокировал. Тем не менее, он обозначил проблемную область, связанную, как с общей информационной культурой, так и с организационным обеспечением рабочего процесса.

В рассматриваемых лечебных эпизодах в ста восьми случаях основной диагноз (не «предварительный», и не «диагноз поступления», или «направления»!) был установлен в течение четырех часов с момента помещения пациента на койку. Остается снять шляпу перед совершенством методик и опытом врачей.

В течение суток, и это на непросвещенный взгляд кажется наиболее реалистичным вариантом, основной диагноз был установлен еще восьми пациентам. Дальше начинаются «чудеса». В середине срока лечения (от 6-ти до 11-ти дней) диагноз приобрели дополнительно 13 человек. И, наконец, двадцати двум больным диагноз был оформлен в день выписки из стационара. Оставшиеся три пациента узнали о причине своего «недомогания» через два дня после выписки.

Мы, конечно, понимаем, что лечебный процесс не может базироваться на «аспириновом стандарте». Больных, несомненно, обследовали. Курс лечения выбирали опытные специалисты, а не «уборщицы». Но в результате, говоря русским языком, мы выбросили в урну возможно бесценный опыт, связанный с методиками диагностирования и с анализом их влияния на длительность эпизода и итоговое состояние пациента.

Отрицательный результат, как говорится, тоже результат. Поэтому считаем полезным напомнить (обратить внимание специалистов на то), что реальное развитие, в том числе и здравоохранения, должно опираться на «трех китов». В их число следует включить:

  1. Детальное и корректное описание процессов (в данном случае лечебных) и связанных с ними результатов;
  2. Анализ влияния на результат отличий в рассматриваемых описаниях и оформление выводов;
  3. Проверка полученных выводов путем повторной реализации процессов с возможно более точным воспроизведением их описанных ранее особенностей.

Наконец хотим отметить, что перечисленное выше возможно реализовать только при наличии:

  1. Инструмента, дающего возможность сохранить описание рассматриваемого процесса с необходимой степенью детализации;
  2. Регламента (порядка и последовательности) занесения данных в информационную систему и ответственного отношения к его соблюдению;
  3. Надежных (апробированных на практике) методов обработки и анализа накапливаемой информации;
  4. Используемых на практике методов контроля качества, вносимых в МИС записей;
  5. Реального желания со стороны Администрации МО (органов управления региональной системы здравоохранения) и пользователей МИС добиться улучшений.

Если первый и третий из приведенных выше пунктов представители разработчиков МИС и «медицинской науки» готовы взять на себя, то качественное выполнение остальных условий могут обеспечить только практикующие врачи (пользователи медицинских информационных систем) и Администрация лечебного учреждения.

Страховая медицина и модернизация здравоохранения

Страховая медицина уверенно идет на смену методам финансирования здравоохранения «по остаточному принципу». Но утверждение, что все, что к ней относится, это панацея и что все предпринимаемые шаги правильны, может завести не совсем туда, куда мы стремимся.

Основой рассматриваемого подхода является Федеральный закон «Об обязательном медицинском страховании в Российской федерации» (от 29.11.2010 №326-ФЗ в редакции от 27.09.2013 года — № 253-ФЗ) – далее именуемый «Закон». Насколько можно судить по его содержанию, он рассматривался, как правовой инструмент решения, ориентированный на:

  1. Разработку механизмов обоснованного формирования бюджетов фонда и территориального фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС и ТФОМС, соответственно). Целью, при этом, является возможность оказания населению действенных медицинских услуг без необходимости привлечения их личных финансовых средств.
  2. Реализацию подходов, обеспечивающих возможность эффективного контроля объемов, сроков, качества и условий предоставления медицинской помощи (Глава 9 Закона).
  3. Повышение эффективности использования ресурсов ТФОМС и территориальных медицинских организаций (МО) при решении поставленных перед ними задач.

Необходимо согласиться с тем, что редакция Закона действительно обеспечивает возможность его качественного применения. Но, как известно, «дьявол кроется в мелочах». Инструмент надо не только иметь, но и грамотно им пользоваться. Прежде, чем изложить свой взгляд на складывающуюся ситуацию, предлагаем согласиться с тем, что:

  1. Любая подведомственная система очень чутко реагирует на изменения в «правилах игры», установленных структурами управления. Особое внимание привлекают перемены, способные повлиять на финансовую устойчивость и благополучие организации. Таким образом, одним из самых неприятных процессов становится внезапный пересмотр приоритетов, к которому невозможно было подготовиться. Еще хуже, если «перемены» не являются прямым следствием решения задачи по ускорению достижения Результата. И совсем плохо, если сама Цель четко не определена.
  2. Позитивное развитие любой системы возможно только при:
    1. Понимании того, чего же конкретно (в количественном выражении!) мы хотим добиться;
    2. Наличии подкрепленной знаниями и опытом уверенности, что поставленная Цель достижима и необходимые для этого ресурсы доступны;
    3. Планировании шагов по «улучшению» на основе новой (отсутствовавшей ранее) информации, связанной с уточнением, детализацией описаний и более глубоким пониманием сути рассматриваемых процессов, событий и их результатов.
  3. Использование любой формы статистических усреднений «размывает» наши представления о существующих зависимостях и причинно-следственных связях.

Скажем прямо, нам было бы крайне любопытно ознакомиться с аргументированными опровержениями приведенных выше постулатов.

Вернемся, однако, к Закону и практике его применения. Вынесем «за скобки» вопросы, связанные с достаточностью бюджетов ТФОМС для оплаты лечебных мероприятий, в основе формирования которых лежат принятые нормативы. Из отчета территориального фонда медицинского страхования Санкт-Петербурга (http://www.spboms.ru/kiop/main?page_id=1488) следует, в частности, что бюджет ОМС, запланированный на 2014 год, соответствует 50411,8 млн. рублей. С другой стороны, приведенные в отчете затраты на лечение (первичная медико-санитарная помощь, лабораторные и инструментальные исследования, скорая медицинская помощь и стационары) равны 51307,2 миллионам. То есть, разница не принципиальна.

В связи с этим нас в гораздо большей степени интересуют возможности информационного потенциала ТФОМС, формируемого в результате предусмотренного информационного обмена. Напомним, что имеющиеся в распоряжении структур управления данные должны, кроме всего прочего, активно поддерживать решение задач повышения качества услуг. По крайней мере, эти процессы не должны превращаться в «неразрешимую проблему».

Нетрудно убедиться, что данные, предусмотренные Законом (Статья 44, раздел 4) для передачи из МО в СМО, обеспечивают не только возможность корректной проверки представленных к оплате затрат.  Формируемый «реестр услуг», используя только первичные записи медицинской информационной системы (МИС), порождается автоматически без участия оператора. Совершенно понятно, что количество «неточностей» при этом существенно сокращается.

Таким образом, поступающие в СМО (ТФОМС) сведения оказываются достоверными, полными и актуальными. Они позволяют, при необходимости, вносить необходимые правки в тарифы ОМС, и, не обращаясь к первичным записям МО, проводить контроль объемов, сроков, качества и условий предоставления услуг (Статья 38, раздел 2, пункт 10). Сюда же можно отнести возможность проведения предварительной медико-экономической экспертизы (Статья 40, раздел 4) лечебного процесса, экспертизы качества (Статья 40, раздел 6) и оценки результативности медицинской помощи.

Однако, все перечисленное реализуемо только до тех пор, пока ТФОМС получает полный объем данных, предусмотренных Законом. Подход привлекает еще и тем, что предусматривает, при необходимости, возможность детализации и уточнения передаваемых сведений. Например, помимо тарифов ОМС, в реестры можно включить реальную себестоимость предоставляемых МО услуг и повысить «точность» значения достигнутого лечебного результата. Нетрудно понять, что территориальные органы управления без дополнительных усилий и затрат получает в свое распоряжение уникальные массивы данных. На их основе можно как обоснованно формировать бюджет ОМС, так и анализировать реальные зависимости результатов лечения от стоимости и качества услуг. Казалось бы – живи и развивайся. Но против инициативы, помноженной на энтузиазм, средств не существует. «Тренд» начинает меняться.

Наблюдая за переменами, захотелось (надеемся, что не только нам) разобраться, какие преимущества связаны с введением в практику такой сущности, как «клинико-статистическая группа». Чем она лучше и привлекательнее изначальных подходов? Какие качественные (количественные) изменения порождаются на основе ее использования при расчете (прогнозировании) стоимости лечебного процесса? Как утверждал поэт: «Если звезды зажигают, значит это кому-нибудь нужно…». Так кому же?

Что мы получим в результате?

  1. Множество «поправочных коэффициентов» с весьма широким толкованием их смысла и вариативностью присвоения значений;
  2. Возможность проведения экспертиз только путем изучения первичных записей МО, хранящихся в «локальных» информационных системах. По понятным причинам эффективность работы квалифицированных экспертов при такой логике использования данных должна, со временем, устремиться к нулю;
  3. Естественное (и успешно реализуемое!) стремление экономистов МО использовать «максимально дорогой» вариант «КСГ/КПГ» из совокупности, допускающей применение в рамках конкретного лечебного эпизода;
  4. По этой причине весьма вероятное смещение статистических данных в сторону более тяжелых форм заболеваний и связанная с этим потребность в увеличении бюджета ОМС;
  5. Принципиальный разрыв связей между совокупностью реально оказанных услуг, их стоимостью и состоянием здоровья пациента. Если и раньше пациент интересовал страховую медицину не столько с точки зрения его самочувствия, сколько с позиций наличия у него полиса ОМС, то теперь этот подход становится «единственно правильным»;
  6. Маскировку особенностей конкретного заболевания формальным выбором «КСГ»;
  7. Существенное обеднение методик оценки реальных финансовых потребностей региона и т.п.

Обратим внимание на то, что рекомендации по подготовке региональных тарифных соглашений по ОМС можно рассматривать и как инструменты уточнения реальных потребностей территориальных МО, и как «инструменты подгонки» стоимости лечебных процессов под бюджет, разработанный на основе ранее предложенных (надеемся, что и обоснованных) нормативов. Другими словами, если основной Целью здравоохранения является разработка инструмента приведения тарифов ОМС в соответствие экономическим возможностям системы, то она, вне всякого сомнения, в ближайшей перспективе будет достигнута. Но если решаемая задача связаны с повышением эффективности и результативности лечебных процессов, то существует обоснованное опасение, что в недалеком будущем вместе с «водой» придется выплеснуть из купели и еще не окрепшего младенца информатизации.

Наконец, оптимизация расходов лечебных учреждений не может быть достигнута только на основе анализа ресурсов ОМС. Проблему необходимо решать комплексно, привлекая к рассмотрению все источники финансовых поступлений. Поэтому вряд ли безусловное и очевидное упрощение взаиморасчетов между МО и СМО на основе «КСГ/КПГ» сможет окупить потери от снижения возможностей информационной поддержки.

Примитив рождает только примитив. Петляющая между завалов тупиковых идей тропинка развития связана с поиском новых знаний и с желанием их использования на практике. А намечающиеся тенденции очень напоминают обратный переход от компьютерных технологий к «арифмометру».

 

В.Пулит, М.Алехина («СП.АРМ», Санкт-Петербург, 2016 год)

Перспективы повышения эффективности работы МО за счёт информатизации

Желание пользователей МИС1(РМИС) получить ощутимую отдачу от средств, вложенных в информатизацию, совершенно очевидно. Вполне понятно и их недоумение или, если хотите, разочарование от незначительности изменений, связанных с переходом на новые методы работы с данными. В чем же причина расхождения ожиданий с реальностью?

Объективных объяснений недостаточно высоким темпам улучшений можно придумать множество. Можно вспомнить сложности с внедрением электронной подписи, с установлением правового статуса электронного документа, с нехваткой на местах квалифицированных кадров, способных обеспечить эффективное сопровождение МИС и так далее. Но уж больно подобная аргументация походит на оправдание. Давайте на мгновение представим себе, что все перечисленные трудности преодолены. То есть, электронные записи узаконены, штаты укомплектованы, проблем с финансированием закупок и сопровождения техники и программного обеспечения нет и пр. Считаете, что после этого наступит «информационное счастье» и расцвет здравоохранения? А вот меня, как и двойника Ивана Васильевича (Грозного), «терзают смутные сомнения».

Пробую разобраться в их причине. Прежде всего вспомним, что изначально логика проектирования МИС опиралась на подходы, относящиеся к бумажному документообороту (записи, бланки, отчеты…). Все они, так или иначе, использовали идеи последовательного суммирования, ориентированные на стандартную отчетность. Итогом стали ограничения, связанные со структурой хранения данных. Необходимо было соблюсти два «основных» условия:

  1. «Втиснуть» процесс занесения данных в МИС в интервал стандартного приема. При этом, необходимость заполнения обязательных бланков вручную никто не отменял;
  2. Обеспечить возможность автоматизированной подготовки отчетности и финансовых документов.

Как мы уже неоднократно отмечали, оптимизированный таким образом объем хранения данных позволяет формально оценивать среднестатистический результат, но в отрыве от особенностей породивших его процессов. Иными словами, воспользовавшись такой информацией, мы можем корректно оценивать размеры компенсации понесенных затрат. Но этого совершенно недостаточно для выработки обоснованной стратегии улучшения чего-либо.

Какие «плюсы информатизации» очевидны? С точки зрения врача это:

  1. Сокращение ошибок в записях и в оформлении назначений;
  2. Сокращение времени поиска необходимой информации;
  3. Увеличение объема доступных сведений и скорости их получения;
  4. Доступность анализа динамики изменений состояния пациента за длительный период и т.п.

В конечном итоге все перечисленное проводит только к повышению интенсивности работы специалиста и к необходимости принятия врачебных решений на основе учета гораздо большего набора данных. Информационная система может «подсказать», но решение в любом случае остается за врачом.

С точки зрения управленца:

  1. Сокращение и упорядочение очередей к специалистам;
  2. Уточнение реальной структуры запросов и потребностей;
  3. Сокращение времени (автоматизация) подготовки отчетности и стандартных документов;
  4. Мониторинг корректности соблюдения лечебных стандартов;
  5. Учет загруженности ресурсов и так далее.

С точки зрения Администратора этого, возможно, и достаточно. Существующие методики, оценки, критерии и нормативы ориентированы именно на повышение дисциплины, выполнение планов, финансовую отчетность и пр. На решение аналогичных задач нацелены и утвержденные целевые индикаторы. С точки зрения привычных подходов к управлению это, видимо, хорошо. Но вернемся к вопросу о том, что же является целью функционирования системы здравоохранения.

Ответ для большинства представителей самой гуманной профессии очевиден. Это, конечно же, здоровье пациента. Логично сделать заключение, что любые предполагаемые изменения необходимо соотносить именно с этим показателем. Отмеченные выше преимущества информационной поддержки должны, из общих соображений, косвенно влиять на результативность лечебного процесса. Но как это проверить? Ни в одной отчетной форме не найти показателя, на основании которого можно было бы провести объективное сопоставление качества медицинских услуг до и после реализации на практике управленческих нововведений.

Используемые в настоящее время показатели никак не связаны с объективными оценками улучшения состояния каждого конкретного пациента в процессе лечения. Статистический учет «послеоперационных осложнений» и «смертности» не вскрывает их причин. Значит на его основе невозможно однозначно связать возможные «перемены» с реализованным решением. Даже повышение средней продолжительности жизни свидетельствует только о наличии чего-то, позитивно влияющего на результат, но не более того. Сомнительными представляются и попытки количественного планирования улучшений на основе анализа укомплектованности штатов, «цитируемости» публикаций, повышения квалификации сотрудников, своевременности реализации распоряжений, финансовой дисциплины и т.п.

С учетом приведенных соображений не удивительно, что определенные вопросы вызывают и руководящие документы (нормативы), разрабатываемые Министерством здравоохранения и региональными органами управления отраслью. Их сложно связать (вполне возможно, что только мне) с задачами стимулирования поиска вариантов повышения эффективности предоставления медицинских услуг. Они нацелены, скорее, на методы унификации процессов формирования бюджета, чем на повышение результативности лечебных мероприятий. В некоторых случаях процесс как раз обратный. Да и сложно ожидать чего-то другого, оперируя данными, поддерживающими только задачи управленческого учета.

С нашей точки зрения, самым слабым звеном развития сегодня является недооценка возможностей современных МИС. Даже в «Программе модернизации системы здравоохранения на 2011 – 2020 г.г.» задачи информатизации, вместо того, чтобы «обобщать и цементировать», оказались раздробленными по отдельным направлениям. Идеология «учета» — тупиковое направление. Если мы хотим использовать накапливаемые записи в качестве основы подготовки программ развития и модернизации, надо серьезно задуматься над расширением состава и структуры хранимых данных, с достаточной детализацией описывающих лечебные процессы и одновременно фиксирующих текущее состояние пациента.

ВЫВОД: пока не поздно, пока процесс информатизации не достиг естественного предела своего развития и не закостенел в границах используемой парадигмы управления, необходимо пересмотреть его цели и задачи.

Начать можно с краеугольного или, лучше, «замкового» камня, способного скрепить всю остальную конструкцию информатизации здравоохранения. Эту роль, как нам кажется, может сыграть методика количественной оценки итоговой результативности каждого конкретного лечебного процесса. В дальнейшем на ее основе можно будет выстраивать логику статистического анализа, получать рейтинги, повышать эффективность, оптимизировать процессы и так далее. В условиях же ее отсутствия мы и в будущем не сможем сформировать ничего, кроме стандартной статистической отчетности.

Разрабатывать это направление надо активно и не откладывая. Иначе негативным фактором развития здравоохранения, как это ни парадоксально, может стать электронный документооборот. С одной стороны, привычка и удобство работы со структурированными данными сделают невозможным отказ от использования МИС. Подобные проявления можно наблюдать уже сегодня. С другой стороны, объемы финансирования процессов информатизации с неизбежностью будут возрастать. Мнение, что основные выплаты остались в прошлом, – опасное заблуждение. Если на этом фоне производительность труда сотрудников и их результативность (соответственно, и оплата труда) останутся на прежнем уровне, а нагрузки возрастут, конфликт интересов неизбежен.

Таким образом, более чем актуальной становится задача разработки очередной «дорожной карты» (к сожалению, вынужден был воспользоваться штампом последних лет). В данном случае целью ее реализации должен стать рост влияния накапливаемой информации на качество (эффективность) работы МО2, на оценку профессионализма Врача и результата его работы.

Начинать, как уже было сказано, разумнее с разработки методов объективной оценки улучшения состояния пациента. Парадокс момента заключается в том, что подходы к оценкам этого показателя уже существуют и давно используются на практике. Но ни один из них не нашел пока своего эффективного отражения в медицинских информационных системах. Причина проста. Эти сведения «Статистическую отчетность» (читай – «управленческий учет») не интересуют! Разработчики информационных систем по понятным причинам самостоятельно интегрировать подобные методики в свои продукты не могут. А медицинская наука, их разрабатывающая, развивающая и эксплуатирующая, тоже, к сожалению, пока «смотрит в другую сторону».

Существует еще один сдерживающий фактор развития структуры данных медицинских информационных систем. Чтобы глубже разобраться в происходящем, нужны дополнительные сведения, не предусмотренные структурой ИЭМК3 и отчетностью. Сложности их занесения в систему связаны с отсутствием обоснованного норматива времени, необходимого для периодической фиксации объективных сведений о текущем состоянии пациента. Без пересмотра УЕТ4, утверждаемых Министерством, движение в указанном направлении даже не начнется. Рассматриваемая задача так и не выйдет за стены научно-исследовательских лабораторий и медицинских центров.

Приходится констатировать, что пока существующее положение дел подталкивает нас к движению по пути интенсификации (автоматизации) давно отработанных организационно-технологических приемов. Но в этом случае мы сможем добиться только повышения именно их эффективности. Надо отдавать себе отчет в том, что результат лечения при этом измениться не может. Если делать то же самое, только быстрее, могут возрасти количественные показатели, но не качество. Речь в данном случае не идет о «Золотом часе».

Все понимают, что надо что-то делать. Но что именно? Планируя изменения, хорошо бы предварительно выяснить, к чему они могут привести. Перефразируя кота Матросскина, можно сказать, что для того, чтобы купить что-то нужное, надо сначала понять, а нужно ли оно нам. То есть, необходимы инструменты, способные оценить влияние предполагаемой «покупки» на количественно запланированный результат. Не имеют смысла решения, которые его не улучшают, а если и улучшают, то не окупают понесенных затрат. Можно сделать вывод, что не менее значимым направлением информационных технологий может стать прогнозирование на основе использования модельных представлений.

А с другой стороны, может быть, информационные технологии вообще ни при чём? Может быть, модернизация системы обойдется и без них?Сделаем такое допущение. Оно опирается на утверждение, что современные проблемы здравоохранения возникли, в основном, из-за отказа от использования накопленного ранее опыта. Это мнение имеет, конечно, право на жизнь. Однако, развивая мысль, следует согласиться и с тем, что, если причину устранить, то есть вернуть все «на круги своя», результаты снова станут замечательными и даже лучше. Но так ли это, и так ли безальтернативен ожидаемый результат?

За последние годы произошло слишком много изменений. Появились новые препараты, оборудование, технологии, источники и варианты оплаты услуг, наконец, способы информационной поддержки. И утверждение, что их механический перенос на организацию лечебных процессов, актуальных для середины ХХ века, мог бы создать качественный прорыв в медицине, меня почему-то не убеждает. Достаточно взглянуть на борьбу «клавиатуры» с «шариковой ручкой». Достижения последних лет должны быть сбалансированы, а этого, без качественного анализа связей и взаимодействий вновь возникающих процессов, сделать невозможно.

Подведем итог. Для реального повышения качественных и количественных показателей работы системы здравоохранения, кроме выбора эффективных целевых индикаторов, требуется, как минимум, пересмотреть отношение к задачам информатизации. Иными словами:

  1. Планируемые изменения всегда должны основываться на анализе данных, накапливаемых МИС. Информация, инструменты и методы ее обработки, а также полученные результаты и выводы должны стать основой и побудительной причиной любых преобразований;
  2. Базовым критерием качества принимаемых решений должно стать объективное сравнение старого и нового подхода на основе сопоставления связанных с ними оценок изменений в состоянии пациентов, учитывающих и себестоимость мероприятий, связанных с лечебными эпизодами;
  3. Необходимо понимать, что реальные позитивные изменения могут быть подготовлены только при возникновении (и с использованием!) новых знаний и представлений. Результативность таких изменений будет определяться возможностью обеспечения позитивного кумулятивного эффекта от интеграции:
    1. Современных медицинских технологий
    2. Эффективных лекарственных препаратов
    3. Новых возможностей приборов и медицинского оборудования
    4. Качественных методов управления и ресурсного обеспечения и т.п.
  4. Для минимизации затрат на программы повышения эффективности работы системы здравоохранения необходимы знания о реально существующих зависимостях, а также методы оценки предполагаемого и достигнутого результата.

Нетрудно понять, что реальными инструментами, решающими все перечисленные выше задачи, в том числе и обеспечивающими анализ влияния активных процессов и их сочетаний на результат лечения, могут стать только постоянно развивающиеся информационные системы и их функционал. И при планировании кадрового, финансового, правового, организационного и нормативно-методического обеспечения отрасли это направление требует своего обязательного учета.

В заключение хотим еще раз подчеркнуть, что чем раньше начнется работа по накоплению, анализу и осмыслению расширенной первичной информации, связанной с объективной оценкой состояния пациента и детально описывающей лечебные процессы, тем выше станет вероятность получения ожидаемых улучшений еще при жизни нашего поколения.

__________________________________________________________________________________________________

1 Медицинская информационная система

Медицинская организация

Интегрированная электронная медицинская карта.

4 Универсальная единица трудозатрат.

Взгляд «за горизонт»

Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними. В отличие от эпохи древнего Рима стремительные изменения в нашем окружении далеко не всегда позволяют своевременно к ним адаптироваться. Вывод напрашивается сам по себе: «Или мы используем новую ситуацию для повышения эффективности решения существующих задач, или рискуем остаться на обочине прогресса».

Одна из наиболее глобальных перемен связана с современным восприятием информации. С полным основанием можно считать, что «рукописные тексты» продолжают интересовать только историков и коллекционеров. С некоторой натяжкой к их числу можно отнести и фельдшеров поселковых амбулаторий, да и то далеко не всегда. Возможно и книги в недалеком будущем могут превратиться в раритеты.

Действительно, зачем пользоваться закладками, переворачивать страницы, сгибаться под тяжестью фолиантов и испытывать прочие ностальгические неудобства? Большинство книг уже сегодня переведены в электронный формат. Многие знакомые в карманах своих курток носят целые «домашние библиотеки». Все большую популярность приобретает «визуальный ряд» со звуковым сопровождением. Дошло до того, что никого уже не удивляют внезапные возгласы, раздающиеся за спиной: «O’k, Google!». Сегодня получить справку можно и сидя в парке на скамейке, и путешествуя на круизном лайнере.

Процессы изменения подходов к поиску и восприятию информации ускоряются. Если пустить их на «самотек», следующее поколение, вполне возможно, будет адекватно воспринимать только анимацию. Каналы восприятия могут оказаться перенаправленными непосредственно в мозг, минуя естественные биологические приспособления (шутка, конечно, но тенденции существуют). К счастью такое положение дел вряд ли устроит профессионалов, использующих данные для анализа, прогнозирования и подготовки управленческих решений. Пока не поздно, необходимо обозначить приоритеты, направленные на привлечение новых возможностей, приемов и технологий к решению своих задач.

Начнем с самого для нас интересного – с оценки влияния возможных изменений на информационный потенциал здравоохранения. Используемые в настоящее время медицинские информационные системы – несомненный шаг вперед по отношению к «статталону». Но как бы «стыдливо» мы не замалчивали проблему, все внедренные МИС – плоть от плоти бумажного документооборота. Мы продолжаем накапливать данные, которые с завидным упорством превращаем в статистические отчеты для того, чтобы в итоге пытаться самостоятельно строить на них аналитические выкладки.

Практически то же самое происходит с записями ЭМК. Врач их разыскивает, сопоставляет и принимает решение. Это конечно гораздо «прогрессивнее», чем использовать только те сведения, которые можно получить, непосредственно осматривая пациента. Но и полученная таким способом итоговая (разыскиваемая) информация предлагается в виде, требующем напряженного внимания, быстрой реакции и далеко не всегда оправданного анализа. В таких условиях вероятность ошибки остается достаточно высокой. Хочется, почему-то, большего.

Продолжая двигаться по этому пути, мы получаем «гибрид» информационной поддержки, слабым звеном которого все так же остается человек. И это происходит на фоне того, что уже существуют все необходимые предпосылки для получения «готовых ответов», основанных на объемах и скоростях обработки данных, недоступных для врача.

В связи с этим, самое время задуматься над вопросами, которые могли бы обеспечить возможность пересмотра (переосмысления) целей информатизации здравоохранения. Если сегодня не определить приоритетные направления развития, все наши проекты будут ориентированы на проблемы, лежащие перед глазами до, так сказать, «линии горизонта». Мы никогда не сможем перешагнуть черту, отделяющую привычное от неожиданного. Для этого надо создавать инструменты, казалось бы, избыточные по своим возможностям, которые способны расширить наши представления и разбудить фантазию.

В перечень таких, как нам кажется, актуальных задач следовало бы включить:

  1. Развитие (расширение, отработку новых…) способов занесения данных в систему:
    1. Голосовой ввод;
    2. Хранение в записях ЭМК (электронная медицинская карта) процессов, фиксируемых приборами и аппаратами (в том числе, удаленными) через защищенные внешние каналы связи;
    3. Внесение данных через устройства распознавания печатного текста;
    4. Хранение изображений, с возможностью анализа процессов их трансформации во времени;
    5. Пополнение данных из внешних информационных систем в «фоновом режиме», в контексте рассматриваемой проблемы и т.д.
  2. Привлечение новых методов и технологий к решению задач обработки получаемой и хранимой информации:
    1. Подготовка «рекомендаций» на основе использования и сопоставления информации из справочников, поиск которых осуществляется через интернет с учетом поставленной задачи;
    2. Автоматическое получение вероятного вывода (диагноза) на основе сопоставления данных и динамики их изменения, относящихся к:
      1. Анализам
      2. Изображениям
      3. Аппаратурным обследованиям и т.д.
    3. Поиск в параллельных записях (в т.ч., других информационных систем) близких совпадений по зафиксированным признакам заболеваний и результатам реализованных схем лечения;
    4. Использование (в перспективе – без участия врача) стандартизованных схем обследования для минимизации сроков локализации возможных диагнозов.
    5. Ориентация на интеграцию отработанных автоматизированных подходов к постановке диагноза с «автоматическими капсулами» первой помощи.
    6. Активное внедрение накопленного опыта проектирования и эксплуатации экспертных систем в автоматизацию лечебных процессов. И пр.
  3. Оптимизация вариантов визуализации (доведения до пользователя) подготовленных медицинской информационной системой ответов, решений и рекомендаций в сочетании со значимостью (вероятностью) получения на их основе ожидаемого результата:
    1. Динамическое отображение текущей (актуальной) загрузки ресурсов и изменения запасов с выделением состояний, требующих принятия решений;
    2. Динамика (мониторирование) изменения состояния пациента с параллельной (on-line) подготовкой рекомендаций по компенсации «негатива»;
    3. Предложение вариантов возможных схем медикаментозного лечения, учитывающих текущее состояние пациента, особенности его организма, доступность препаратов и пр.
    4. Визуализация возможных (апробированных) вариантов оперативного вмешательства, соответствующих рассматриваемому диагнозу;
    5. Использование анимации с градиентной цветовой локализацией возможных «проблемных областей» на теле (в организме) пациента;
    6. Прогностический визуальный ряд возможных вариантов развития заболевания на основе накопленной статистики наблюдений и с учетом результативности использования допустимых в конкретном случае стандартов лечения;
    7. Использование многоэкранного режима предоставления информации для возможности просмотра и сопоставления параметров и динамики изменений в процессах (экспериментах), синхронизированных во времени и так далее.

Не исключено, что оптимальным на начальном этапе окажется использование функциональных возможностей мониторов, аналогичных тем, которые применяются на авиационных и автомобильных тренажерах. В качестве своеобразного обобщения сказанному выше можно предложить формулировку: «Для максимально эффективного использования современных компьютерных (информационных) технологий необходимо активно включать в постановки задач подходы, минимизирующие возможность выбора ошибочных решений и обеспечивающих оптимальное (с точки зрения физиологии и психологии) восприятие специалистом статистически вероятных прогнозов, лечебных рекомендаций и модельных представлений».

Межрегиональный форум «Инфосибирь-2016»

18-19 мая 2016 года специалисты компании СП.АРМ приняли участие в Межрегиональном форуме «Инфосибирь-2016».

Мероприятие было ориентировано на развитие государственных информационных систем, в первую очередь в здравоохранении, как основного драйвера разработки и внедрения передовых ИТ решений.

В научной программе форума было представлено более 35 докладов на пленарном и секционном заседаниях, панельных дискуссиях. В рамках круглых столов прошло обсуждение актуальных проблем информатизации здравоохранения с участием руководителей профильных направлений в медучреждениях всех уровней и специалистов.

В работе форума приняли участие представители пяти федеральных структур: Минздрав России, ФАНО России, Роскомнадзор, ФМБА России, ФСТЭК России; представители семидесяти пяти медицинских организаций и шестнадцати компаний – разработчиков — 165 специалистов из двадцати регионов Российской Федерации.

В рамках панельной дискуссии «Автоматизированная аналитика системы поддержки принятия медицинских и управленческих решений в сфере здравоохранения» руководитель отдела маркетинга компании СП.АРМ Альфия Трегулова выступила с докладом на тему «Использование региональной аналитики для решения управленческих задач».

Форум «Инфосибирь-2016» стал хорошей площадкой для обмена практическим опытом в части построения и интеграции региональных информационных систем в сфере здравоохранения.

С более подробной информацией вы можете ознакомиться на сайте: http://sibinfoforum.ru/Sibinfoforum2016/

ИТ-Мед.Конф — 2016

20 апреля в Хабаровске состоялась II-ая дальневосточная медицинская конференция «ИТ-Мед.Конф». Организаторы мероприятия: министерство здравоохранения региона и краевое государственное учреждение здравоохранения «Медицинский информационно-аналитический центр».

Основными направлениями конференции являлись демонстрация и обмен опытом построения региональных медицинских информационных систем.

Как обычно, особое внимание уделялась исполнению «Дорожной карты» по развитию ЕГИСЗ. В рамках конференции рассматривались и показывались доклады-отчеты о деятельности МИАЦ дальневосточных регионов, демонстрировались проекты по внедрению информационных систем в сфере здравоохранения. Обсуждались вопросы создания единой нормативно-справочной системы, стандартизации в сфере медицинской информатики, интеграции систем регионального и федерального уровней.

В рамках данной конференции прозвучал доклад Валерия Чусова, директора МИАЦ Камчатского края. Он рассказал об эффективности и качестве внедряемой в регионе МИС.

Как известно, наша компания с 2012 года занимается внедрением РМИС qMS в 49 медицинских учреждениях края и на сегодняшний день, система работает уже более чем в 70% медицинских организаций региона.

Чусов Валерий, директор МИАЦ Камчатского края

Все темы, затронутые на мероприятии, представляют интерес для организаторов и координаторов регионального здравоохранения, для ИТ-служб медицинских учреждений и МИАЦ.

Более подробную информацию о «ИТ.Мед.Конф 2016» можно найти на сайте МИАЦ Хабаровского Края.