Наши люди: Всероссийский центр экстренной и радиационной медицины им. А.М. Никифорова

ВЦЭРМ — пер­вые сре­ди наших кли­ен­тов, кто полу­чил шестой уро­вень сер­ти­фи­ка­ции по шка­ле EMRAM HIMSS Analytics, а точ­нее, вооб­ще пер­вые сре­ди стран Восточ­ной Евро­пы и СНГ, кто полу­чил сер­ти­фи­кат HIMSS. Год спу­стя имен­но ВЦЭРМ ста­нет при­ни­ма­ю­щей сто­ро­ной для пер­вой рос­сий­ской кон­фе­рен­ции, посвя­щен­ной HIMSS, сно­ва под­твер­див репу­та­цию отлич­ни­ка на пути меди­цин­ской инфор­ма­ти­за­ции. 

Начало

Но обо всем по поряд­ку. ФГБУ «Все­рос­сий­ский центр экс­трен­ной и ради­а­ци­он­ной меди­ци­ны им. А.М. Ники­фо­ро­ва» МЧС Рос­сии (ФГБУ ВЦЭРМ им.А.М.Никифорова МЧС Рос­сии) — мно­го­про­филь­ное лечеб­но-диа­гно­сти­че­ское учре­жде­ние по ока­за­нию спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ной высо­ко­тех­но­ло­гич­ной меди­цин­ской помо­щи в усло­ви­ях поли­кли­ни­ки, днев­но­го и круг­ло­су­точ­но­го ста­ци­о­на­ра, а так­же науч­ный и обра­зо­ва­тель­ный центр.

Исто­рия ВЦЭРМ нача­лась в 1997 году с неболь­шой (120 кой­ко-мест) кли­ни­ки в цен­тре Петер­бур­га. Вско­ре к ней доба­вил­ся мас­штаб­ный ком­плекс в При­мор­ском рай­оне; сей­час это поли­кли­ни­ка и два ста­ци­о­на­ра общей вме­сти­мо­стью 530 кой­ко-мест. В шта­те 900+ вра­чей и мед­се­стер, из них 60 док­то­ров (меди­цин­ских, био­ло­ги­че­ских, пси­хо­ло­ги­че­ских) наук, 35 про­фес­со­ров и более 110 кан­ди­да­тов наук. Выс­шую и первую ква­ли­фи­ка­ци­он­ную кате­го­рию име­ет 70% меди­цин­ско­го пер­со­на­ла. 

Еще немно­го цифр: за про­шед­ший 2018 год через ВЦЭРМ про­шло 15000+ ста­ци­о­нар­ных паци­ен­тов: было про­ве­де­но 150000+ амбу­ла­тор­ных посе­ще­ний и 9000+ опе­ра­ций. Центр пред­ла­га­ет более 5000 видов меди­цин­ских услуг, сотруд­ни­ча­ет со Все­мир­ной орга­ни­за­ци­ей здра­во­охра­не­ния по про­бле­мам лече­ния и реа­би­ли­та­ции участ­ни­ков лик­ви­да­ции послед­ствий ядер­ных и дру­гих ава­рий и ката­строф. 

Нор­маль­но, что с таки­ми циф­ра­ми и тем­па­ми раз­ви­тия ВЦЭРМ ста­ли одни­ми из пер­вых, кто при­сту­пил к пере­хо­ду на совре­мен­ную инфор­ма­ци­он­ную меди­цин­скую систе­му. 

Этапы информатизации

Начи­на­ли с раз­ма­хом — с попыт­ки создать соб­ствен­ную МИС. Но эти раз­ра­бот­ки быст­ро пре­кра­ти­лись: ста­ло понят­но, что отдель­но взя­той кли­ни­ке сде­лать в оди­ноч­ку хоро­шую систе­му не по силам, а глав­ное — в этом нет необ­хо­ди­мо­сти, пото­му что хоро­шую систе­му разум­нее при­об­ре­сти, а не при­ду­мать.

Австра­лий­скую инфор­ма­ци­он­ную систе­му MedTrack ВЦЭРМ выбра­ли в 1999 году, и к 2001 году запу­сти­ли ее в экс­плу­а­та­цию. Сле­ду­ю­щее деся­ти­ле­тие, пока кол­ле­ги из дру­гих кли­ник состав­ля­ли паз­лы из несколь­ких инфор­ма­ци­он­ных ком­по­нен­тов, меди­ки ВЦЭРМ рабо­та­ли с мощ­ной пол­но­функ­ци­о­наль­ной инфор­ма­ци­он­ной систе­мой и непло­хо осво­и­лись с фор­ма­том. 

И все-таки австра­лий­ский про­дукт не во всем отве­чал запро­сам рос­сий­ско­го здра­во­охра­не­ния, пото­му в 2010 году, чуть ли не впер­вые в стране, ВЦЭРМ совер­ши­ли акт импор­то­за­ме­ще­ния и пере­шли к пол­но­стью оте­че­ствен­ной раз­ра­бот­ке, с кото­рой вы уже зна­ко­мы: к систе­ме МИС qMS.

Особенности национального подхода

Сей­час, когда пере­ход к береж­ли­вой меди­цине про­дви­га­ет­ся на госу­дар­ствен­ном уровне, в инфор­ма­ти­за­цию вклю­чи­лись даже те, кто не очень-то и хотел. Побоч­ка удру­ча­ю­щая: кли­ни­ки исполь­зу­ют не более 10% функ­ций в совре­мен­ных МИС, слов­но веде­ние доку­мен­та­ции в ком­пью­те­ре не спо­соб­но ниче­го, кро­ме почер­ка, улуч­шить. 

Тогда же, два­дцать и десять лет назад, за осво­е­ние МИС бра­лись энту­зи­а­сты, уве­рен­ные, что инфор­ма­ти­за­ция преж­де все­го долж­на повы­шать каче­ство меди­цин­ской услу­ги, а не про­сто обслу­жи­вать бюро­кра­ти­че­ские про­цес­сы. В таких кли­ни­ках меди­цин­ская инфор­ма­ци­он­ная систе­ма раз­ви­ва­ет­ся парал­лель­но соб­ствен­но меди­цине, все­гда опе­ра­тив­но реа­ги­руя на нов­ше­ства, а ино­гда и пред­вос­хи­щая их. ВЦЭРМ — имен­но этот слу­чай. 

Пример номер один

Возь­мем при­мер с тром­бо­зом. Тром­бо­эм­бо­лия — одно из самых частых после­опе­ра­ци­он­ных ослож­не­ний, и спе­ци­а­ли­стам ВЦЭРМ такая ста­ти­сти­ка не нра­ви­лась. Про­стая в состав­ле­нии ста­ти­сти­ка ослож­не­ний — тоже, кста­ти, пре­иму­ще­ство исполь­зо­ва­ния МИС, но пре­иму­ще­ство в таком вопло­ще­нии сугу­бо науч­ное: эти дан­ные при­не­сут поль­зу в дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве, а тем людям, на кото­рых они собра­ны — уже нет. Хочет­ся же, что­бы в срок и без тром­бо­зов выпи­сы­ва­лись сего­дняш­ние реаль­ные паци­ен­ты. 

И вот здесь насту­па­ет момент, когда спо­соб­но­сти МИС — МИС qMS в дан­ном слу­чае — долж­ны быть допол­не­ны запро­сом от меди­ков. У ВЦЭР­Ма такой запрос был, и в резуль­та­те раз­ра­бот­чи­ки реа­ли­зо­ва­ли про­то­кол оцен­ки рис­ка раз­ви­тия тром­бо­за глу­бо­ких вен, а потом внед­ри­ли пра­ви­ло: любой врач, резер­ви­ру­ю­щий опе­ра­ци­он­ную на сле­ду­ю­щий день, обя­зан этот про­то­кол запол­нять. 

Ины­ми сло­ва­ми, систе­му научи­ли зани­мать­ся ана­ли­зом после­опе­ра­ци­он­ных рис­ков не пост­фак­тум, а еще до опе­ра­тив­но­го вме­ша­тель­ства. По резуль­та­там ана­ли­за про­то­ко­ла рис­ка раз­ви­тия тром­бо­за qMS сама дает реко­мен­да­ции, что нуж­но сде­лать при высо­ком, сред­нем и низ­ком рис­ке. Инфор­ма­ция сохра­ня­ет­ся в меди­цин­ской кар­те, врач и мед­сест­ры этим реко­мен­да­ци­ям обя­за­ны сле­до­вать. 

После запус­ка это­го про­то­ко­ла коли­че­ство после­опе­ра­ци­он­ных ослож­не­ний, свя­зан­ных с тром­бо­за­ми, сокра­ти­лось на треть. То есть живых доволь­ных людей, выпи­сав­ших­ся без ослож­не­ний, ста­ло на треть боль­ше. И это куда мощ­нее, чем про­сто наве­де­ние поряд­ка в доку­мен­тах, хотя без послед­не­го для при­ня­тия успеш­ных реше­ний у меди­ков про­сто не будет сил. 

Пример номер два

Систе­ма qMS поз­во­ля­ет вовлечь в улуч­ше­ние каче­ства меди­цин­ско­го обслу­жи­ва­ния не толь­ко вра­чей, но и сред­ний мед­пер­со­нал. Это очень цен­но: леча­щий врач видит паци­ен­та око­ло полу­ча­са в день и лишь пять дней в неде­лю, а вот мед­сест­ры нахо­дят­ся с ним в режи­ме 24Х7, то есть про­цесс выздо­ров­ле­ния зави­сит имен­но от их ухо­да. 

Когда во ВЦЭР­Ме воз­ник­ла про­бле­ма про­леж­ней, было при­ня­то реше­ние соста­вить про­то­кол для мед­се­стер: раз­ра­бо­та­ли инстру­мент, кото­рый рис­ки раз­ви­тия про­леж­ней про­гно­зи­ру­ет. 

При поступ­ле­нии ново­го паци­ен­та на пост мед­сест­ра долж­на в обя­за­тель­ном поряд­ке про­ве­сти для него оцен­ку рис­ка воз­ник­но­ве­ния про­леж­ней, вне зави­си­мо­сти от того, посту­пил ли паци­ент с ули­цы, вер­нул­ся из реани­ма­ции или пере­ве­ден из дру­го­го отде­ле­ния. По резуль­та­там теста систе­ма выда­ет реко­мен­да­ции по ухо­ду за паци­ен­том: про­леж­ней еще нет, но рабо­та по про­фи­лак­ти­ке уже идет, и не хао­тич­но-инту­и­тив­ная, а в соот­вет­ствие с рас­че­та­ми. В ито­ге про­ти­во­про­леж­не­вый мат­рас ока­зы­ва­ет­ся не где попа­ло, а на кой­ке того паци­ен­та, кто попал в высо­кую зону рис­ка. 

Каза­лось бы, про­стей­шая про­це­ду­ра, все­го лишь обя­за­тель­ное вклю­че­ние запол­не­ния про­то­ко­ла при при­е­ме. Одна­ко в резуль­та­те про­бле­ма про­леж­ней была реше­на пол­но­стью, что озна­ча­ет сокра­ще­ние сро­ков гос­пи­та­ли­за­ции, эко­но­мию чело­ве­че­ских и меди­ка­мен­тоз­ных ресур­сов, а так­же допол­ни­тель­ную защи­ту от дру­гих ослож­не­ний. 

Почему это хорошо?

По сути, систе­ма опти­ми­зи­ру­ет рас­пре­де­ле­ние вни­ма­ния спе­ци­а­ли­ста, осво­бож­дая его от рос­сы­пи про­стых, но изну­ри­тель­ных реше­ний в поль­зу реше­ний серьез­ных. О про­стых реше­ни­ях боль­ше думать не надо, пото­му что алго­ритм их при­ня­тия про­пи­сан в про­то­ко­ле, и теперь в соот­вет­ствие с потреб­но­стя­ми паци­ен­та дей­ствия меди­ка регла­мен­ти­ру­ют­ся ука­за­ни­я­ми систе­мы. При­чем в зави­си­мо­сти от нужд кон­крет­ной боль­ни­цы или кли­ни­ки про­то­ко­лы могут быть совер­шен­но раз­ны­ми: qMS уме­ет лег­ко и в неогра­ни­чен­ном коли­че­стве их кон­стру­и­ро­вать, лишь бы у кли­ен­та был на это запрос.

Нас, раз­ра­бот­чи­ков, рас­стра­и­ва­ет, что дале­ко не каж­дое меди­цин­ское учре­жде­ние инте­ре­су­ет­ся таки­ми воз­мож­но­стя­ми систе­мы. Конеч­но, мик­ро­скоп мож­но исполь­зо­вать как пресс-папье, ниче­го пло­хо­го в этом нет, но созда­те­лям мик­ро­ско­па было бы при­ят­нее, если бы с его помо­щью иска­ли вак­ци­ну от рака, а не защи­ща­ли бума­ги от сквоз­ня­ка. 

Искать вак­ци­ну от рака qMS пока не уме­ет, но отсле­дить испол­не­ние марш­ру­та лече­ния для боль­но­го с подо­зре­ни­ем на онко­ло­гию — лег­ко, а это, воз­мож­но, спа­сет не одну жизнь. 

Нет уни­вер­саль­но­го спо­со­ба, поз­во­ля­ю­ще­го изме­рять спо­соб­но­сти МИС не отчет­ны­ми фор­ма­ми, а здо­ро­вы­ми людь­ми. Но совре­мен­ная МИС вклю­ча­ет в себя сот­ни функ­ций, пред­на­зна­чен­ных имен­но для того, что­бы коли­че­ство здо­ро­вых людей уве­ли­чи­ва­лось. И очень важ­но, что­бы меди­цин­ское учре­жде­ние стре­ми­лось эти функ­ции осва­и­вать, как в при­ме­ре со ВЦЭРМ, пото­му что меди­цин­ская инфор­ма­ци­он­ная систе­ма — это куда боль­ше, чем толь­ко элек­трон­ное сред­ство борь­бы с бюро­кра­ти­ей. 

02 августа / 2019
Автор: Марина Бутусова
Фотографии: Unspalsh