Болевые точки медицинской информатизации: итоги ИТМ-2019

На ИТМ-2019 коман­да СП.АРМ тра­ди­ци­он­но участ­во­ва­ла в выстав­ке и высту­пи­ла на несколь­ких сек­ци­ях, но едва ли не боль­шее вни­ма­ние мы уде­ли­ли изу­че­нию того, что вол­ну­ет наших кол­лег по отрас­ли. 

Рас­ска­зы­ва­ем, какие зада­чи важ­ны сооб­ще­ству сего­дня, какие трен­ды акту­аль­ны и какие труд­но­сти меша­ют. 

ЕГИСЗ и Национальный проект «Здравоохранение» 

Важ­ней­ший фак­тор раз­ви­тия меди­цин­ской инфор­ма­ти­за­ции в Рос­сии — это ини­ци­а­ти­вы Мини­стер­ства здра­во­охра­не­ния: феде­раль­ный про­ект о созда­нии Еди­но­го циф­ро­во­го кон­ту­ра ЕГИСЗ и наци­о­наль­ный про­ект «Здра­во­охра­не­ние», кото­рые, с одной сто­ро­ны, ката­ли­зи­ру­ют инфор­ма­ти­за­цию реги­о­нов, под­тал­ки­вая под­клю­чать­ся к Еди­но­му циф­ро­во­му кон­ту­ру даже убеж­ден­ных ретро­гра­дов, а с дру­гой — скло­ня­ют всех участ­ни­ков рын­ка МИС к само­ди­а­гно­сти­ке на пред­мет соот­вет­ствия гос.требованиям, кото­рые, впро­чем, до сих пор не опре­де­ле­ны чет­ко. 

Здо­ро­во, что Мини­стер­ство откры­то к диа­ло­гу с про­из­во­ди­те­ля­ми МИС: в рам­ках уста­но­воч­но­го докла­да «Еди­ный циф­ро­вой кон­тур здра­во­охра­не­ния: орга­ни­за­ци­он­ная и тех­но­ло­ги­че­ская струк­ту­ра, фоку­сы теку­ще­го эта­па реа­ли­за­ции, зада­чи» заме­сти­тель мини­стра здра­во­охра­не­ния РФ Еле­на Львов­на Бой­ко несколь­ко раз под­черк­ну­ла, что для окон­ча­тель­но­го выбо­ра реше­ний, кото­рые соот­вет­ству­ют тре­бо­ва­ни­ям при­ка­за 911н, будет при­вле­че­на экс­перт­ная груп­па, куда в первую оче­редь вой­дут имен­но сами раз­ра­бот­чи­ки. 

Зам­ми­ни­стра уточ­ня­ет: «Мы под­дер­жи­ва­ем кон­ку­рен­цию на рын­ке меди­цин­ско­го про­грамм­но­го обес­пе­че­ния, пото­му что это порож­да­ет каче­ство систе­мы», одна­ко про­гно­зи­ру­ет, что после уточ­не­ния всех стан­дар­тов рынок МИС ста­нет зна­чи­тель­но уже. 

«Целе­со­об­раз­но оста­но­вить­ся на несколь­ких базо­вых инфор­ма­ци­он­ных систе­мах, кото­рые еже­год­но будут ком­плек­то­вать­ся допол­ни­тель­ны­ми сер­ви­са­ми, воз­мож­но, от дру­гих раз­ра­бот­чи­ков. Таких допол­не­ний будет ста­но­вить­ся все боль­ше, тем более что сей­час актив­но обсуж­да­ет­ся исполь­зо­ва­ние Искус­ствен­но­го интел­лек­та, но всё это будут супер­сер­ви­сы», — рас­ска­зы­ва­ет гос­по­жа Бой­ко. 

Ины­ми сло­ва­ми, меди­цин­ских инфор­ма­ци­он­ных систем ста­нет мень­ше, а вот тре­бо­ва­ния к ним, осо­бен­но к их инте­гра­ци­он­ным спо­соб­но­стям, воз­рас­тут. 

Это не един­ствен­ный тезис докла­да Еле­ны Львов­ны, но самый прин­ци­пи­аль­ный. Выступ­ле­ние зам­ми­ни­стра заслу­жи­ва­ет отдель­ной ста­тьи, кото­рой мы с вами в бли­жай­шее вре­мя поде­лим­ся. А пока давай­те посмот­рим, насколь­ко сооб­ще­ство гото­во к запро­сам Мини­стер­ства. 

Стандарт обмена электронными медицинскими данными

Одним из цен­траль­ных спи­ке­ров ИТМ-2019 стал Грэм Грив (Grahame Grieve), осно­ва­тель и дирек­тор FHIR в HL7 International

Гос­по­дин Грив раз­ви­ва­ет стан­дарт обме­на меди­цин­ской инфор­ма­ци­ей FHIR (англ. Fast Healthcare Interoperability Resources, про­из­но­сит­ся fire), кото­рый (в вер­сии FHIR4) сего­дня явля­ет­ся офи­ци­аль­ным реко­мен­до­ван­ным стан­дар­том в США: для полу­че­ния меди­цин­ской лицен­зии кли­ни­ки обя­за­ны его под­дер­жи­вать. 

Рос­сий­ские меди­цин­ские систе­мы, разу­ме­ет­ся, так­же актив­но исполь­зу­ют раз­лич­ные про­то­ко­лы вза­и­мо­дей­ствия с обо­ру­до­ва­ни­ем, с база­ми дан­ных и меж­ду собой, одна­ко еди­но­го мне­ния о том, какой про­то­кол опти­ма­лен, в сооб­ще­стве нет. По сути, каж­дая МИС при­дер­жи­ва­ет­ся того про­то­ко­ла пере­да­чи дан­ных, кото­рый исто­ри­че­ски при­жил­ся: обыч­но это HL7 v2 или (реже) HL7 v3, — кста­ти, они, как и FHIR, раз­ра­ба­ты­ва­лись в HL7 International.

Интри­га сего­дняш­не­го дня в том, что для завер­ше­ния про­ек­та по созда­нию Еди­но­го циф­ро­во­го кон­ту­ра раз­ра­бот­чи­кам, веро­ят­но, таки при­дет­ся прий­ти к еди­но­му стан­дар­ту, и FHIR4 — наи­бо­лее оче­вид­ный кан­ди­дат, но, пока Мини­стер­ство здра­во­охра­не­ния не дает одно­знач­ных реко­мен­да­ций по это­му пово­ду, IT-сооб­ще­ство пре­бы­ва­ет в стаг­на­ции.

Тем не менее, дове­рие к FHIR рас­тет, и неко­то­рые ком­па­нии обра­ща­ют­ся к стан­дар­ту FHIR4, не дожи­да­ясь отмаш­ки от Мин­здра­ва. 

Амбас­са­до­ром FHIR оста­ет­ся петер­бург­ская ком­па­ния «Нетри­ка»: к кон­грес­су ИТМ-2019 они под­го­то­ви­ли целый пакет докла­дов об успеш­ных реше­ни­ях для феде­раль­ных и част­ных МО, а так­же впря­мую выве­ли тему гар­мо­ни­за­ции реги­о­наль­ных и феде­раль­ных под­хо­дов с точ­ки зре­ния при­ме­не­ния стан­дар­тов HL7 FHIR и CDA (доклад Андрея Бори­со­ви­ча Дюко­ва).

Но и поми­мо «Нетри­ки», кото­рая при­выч­но рабо­та­ет в аван­гар­де раз­ви­тия тех­но­ло­гий, в Рос­сии мно­жат­ся адеп­ты FHIR. К при­ме­ру, этот стан­дарт обме­на дан­ны­ми исполь­зу­ет­ся в реги­о­наль­ной систе­ме Чува­шии, о чем в сво­ем докла­де рас­ска­зы­ва­ли кол­ле­ги из Чебок­сар. Вовле­чен­ность отда­лен­ных реги­о­нов — хоро­ший симп­том того, что про­то­кол при­жи­вет­ся в рос­сий­ских реа­ли­ях. 

Гос­по­дин Грив веро­ят­ность повсе­мест­но­го при­ня­тия FHIR4 на тер­ри­то­рии Рос­сии ком­мен­ти­ру­ет весь­ма дипло­ма­тич­но: он гово­рит, что не зна­ет, на какой имен­но точ­ке раз­ви­тия мы сей­час нахо­дим­ся, поэто­му стро­ить про­гно­зы не может. Одна­ко и он, и дру­гие зару­беж­ные экс­пер­ты соли­дар­ны в том, что регу­ли­ру­ю­щим орга­нам необ­хо­ди­мо сосре­до­то­чить­ся не на выбо­ре опти­маль­ной систе­мы, а на созда­нии сре­ды для инте­гра­ции

Зарубежный опыт медицинской информатизации

«Инфор­ма­ци­он­ные тех­но­ло­гии в меди­цине» — меро­при­я­тие с меж­ду­на­род­ным ста­ту­сом. Испол­ни­тель­ный дирек­тор ИТМ Юрий Юрье­вич Мухин выра­зил осо­бен­ную радость тому, что в этом году в кон­грес­се участ­ву­ет мно­го кол­лег из ближ­не­го зару­бе­жья:

«Мы наде­ем­ся, что круг меж­ду­на­род­но­го сотруд­ни­че­ства будет рас­ши­рять­ся и, как мини­мум, сно­ва достиг­нет той шири­ны, кото­рую име­ет кон­струк­ция через доро­гу: Фон­тан друж­бы наро­дов», — сооб­щил он.

Дей­стви­тель­но, опыт бли­жай­ших сосе­дей весь­ма ценен, — как мини­мум тем, что стар­то­вая ситу­а­ция у быв­ших стран СНГ похо­жа, и зна­чит, не труд­но асси­ми­ли­ро­вать спо­со­бы реше­ния тех или иных труд­но­стей, а порой и вовсе таких труд­но­стей избе­жать. 

Эстония

Напри­мер, раз­ви­тие инте­гри­ро­ван­ных инфор­ма­ци­он­ных систем в здра­во­охра­не­нии Эсто­нии — оче­вид­ная исто­рия успе­ха. 

По дан­ным докла­да Пите­ра Рос­са (Стар­ший кон­суль­тант по вопро­сам инфор­ма­ти­за­ции в здра­во­охра­не­нии, Все­мир­ный Банк), сего­дня коли­че­ство запро­сов в цен­тра­ли­зо­ван­ную меди­цин­скую базу Эсто­нии дохо­дит до 2 млн в месяц, при­чем поряд­ка 1,5 млн из них — это запро­сы не от кли­ник или гос­струк­тур, а от част­ных лиц, то есть непо­сред­ствен­но от паци­ен­тов. Для стра­ны с насе­ле­ни­ем 1,3 мил­ли­о­на такая ста­ти­сти­ка озна­ча­ет пол­ную, все­о­хват­ную инте­гра­цию.

Как им это уда­лось? 

Про­цесс был запу­щен в 2001 году с пода­чи эстон­ско­го мин­здра­ва: была постав­ле­на зада­ча на инфор­ма­ти­за­цию услуг, кото­рые госу­дар­ство ока­зы­ва­ет меди­цине: на стар­те это элек­трон­ная кар­та, элек­трон­ный рецепт, радио­ло­гия и т.д. На внед­ре­ние ушло око­ло пяти лет; пер­вые годы наблю­да­лась ста­дия накоп­ле­ния, а когда сер­вис стал поле­зен кри­ти­че­ско­му чис­лу людей — про­изо­шел пере­ход к его реаль­но­му исполь­зо­ва­нию. 

У Эсто­нии на этом пути было три пре­иму­ще­ства. Два пер­вых оче­вид­ны: 1) стра­на неболь­шая; 2) стра­на в прин­ци­пе очень хоро­шо инфор­ма­ти­зи­ро­ва­на: зона покры­тия интер­не­та — 100%, даже пожи­лое поко­ле­ние актив­но поль­зу­ет­ся ПК и смарт­фо­на­ми. 

Тре­тье пре­иму­ще­ство — систем­ный под­ход со сто­ро­ны госу­дар­ства

Уже на ста­дии про­ек­та был под­нят вопрос стан­дар­ти­за­ции; для созда­ния стан­дар­тов были при­гла­ше­ны доро­го­сто­я­щие австра­лий­ские экс­пер­ты, кото­рые после меся­цев тру­да пред­ло­жи­ли абсо­лют­но не рабо­то­спо­соб­ную стоп­ку стан­дар­тов. 

Тогда мин­здрав пошел дру­гим путем: в пра­ви­тель­стве собра­ли посто­ян­ную экс­перт­ную груп­пу, кото­рая посвя­ти­ла теме стан­дар­ти­за­ции 9 меся­цев иссле­до­ва­ний, в резуль­та­те выда­ла каче­ствен­ный рабо­чий вари­ант и теперь про­дол­жа­ет про­фес­си­о­наль­но, на посто­ян­ной осно­ве раз­ра­ба­ты­вать стан­дар­ты, — посколь­ку инфор­ма­ти­за­ция, как ремонт, явля­ет­ся не собы­ти­ем, но про­цес­сом. 

Это лишь один из при­ме­ров, как сте­пен­ная, обсто­я­тель­ная после­до­ва­тель­ность эстон­цев при­во­дит их к сокру­ши­тель­ной побе­де на длин­ной дистан­ции. Не сомне­ва­ем­ся, что этот метод поз­во­лит им спра­вить­ся и с сего­дняш­ни­ми труд­но­стя­ми. 

Во-пер­вых, посколь­ку изна­чаль­но про­ект госу­дар­ствен­ный, сей­час воз­ник­ла про­бле­ма с под­клю­че­ни­ем част­ных кли­ник или доп. услуг, кото­рые в пер­во­на­чаль­ном про­ек­те не были преду­смот­ре­ны. Стан­дар­ты и инте­гра­ции к ним при­дет­ся раз­ра­ба­ты­вать зано­во, так что посто­ян­ная экс­перт­ная груп­па без рабо­ты не оста­нет­ся. 

Во-вто­рых, как все, они сету­ют на пло­хое каче­ство дан­ных: боль­шая их часть рас­по­ло­же­на в pdf-фай­лах, к кото­рым невоз­мож­но при­ме­нить ана­ли­ти­ку. Этот вопрос эстон­цы тоже гото­вят­ся решать, и если у них полу­чит­ся — будем счаст­ли­вы позна­ко­мить­ся с их нара­бот­ка­ми на одном из буду­щих кон­грес­сов ИТМ. 

Беларусь

Так же, как кол­ле­ги из Эсто­нии, бело­ру­сы при­сту­пи­ли к инфор­ма­ти­за­ции с госу­дар­ствен­ной пода­чи, одна­ко они пока нахо­дят­ся в самом нача­ле пути. 

В докла­де «Раз­ви­тие наци­о­наль­ной инфор­ма­ци­он­ной систе­мы в Рес­пуб­ли­ке Бела­русь: стра­те­ги­че­ские направ­ле­ния, основ­ные вызо­вы, дости­же­ния и пер­спек­ти­вы» пред­ста­ви­тель Мини­стер­ства здра­во­охра­не­ния Рес­пуб­ли­ки Бела­русь делил­ся не столь­ко опы­том инфор­ма­ти­за­ции, сколь­ко пла­на­ми на нее, кото­рые места­ми пере­хо­ди­ли в фан­та­зии. 

Хоро­шая новость в том, что бело­ру­сы уже на стар­те взя­лись за тща­тель­ное изу­че­ние опы­та стран СНГ и Евро­пы, всту­пи­ли в пра­виль­ные ассо­ци­а­ции и взя­ли на воору­же­ние самые послед­ние стан­дар­ты, кото­рым наме­ре­ны стро­го сле­до­вать. Это помо­жет избе­жать мно­гих про­блем, кото­рые слу­чи­лись, напри­мер, в Рос­сии, где все про­ис­хо­ди­ло и частич­но про­дол­жа­ет про­ис­хо­дить по наи­тию. 

Более того, откры­тый и любо­пыт­ству­ю­щий под­ход, кото­рый они выбра­ли, поз­во­ля­ет на при­ме­ре сосе­дей понять, какие вооб­ще быва­ют про­бле­мы: зако­но­да­тель­ство, про­клад­ка сетей, стро­и­тель­ство новых зда­ний — ко все­му это­му они по край­ней мере гото­вы, а это нема­лая фора.

Пока труд­но ска­зать, насколь­ко быст­ро Бела­русь будет про­дви­гать­ся на выбран­ном пути, поэто­му очень наде­ем­ся, на ИТМ-2020 они сно­ва высту­пят с докла­дом.

Казахстан

Если выступ­ле­ние деле­га­та из Бела­ру­си — это фан­та­зия о буду­щем, то выступ­ле­ние кол­ле­ги из Казах­ста­на — это сбыв­ша­я­ся фан­та­зия. 

Доклад «Облач­ная плат­фор­ма Damumed как циф­ро­вая меди­цин­ская эко­си­сте­ма» Ната­льи Вале­рьев­ны Киль (Центр инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий ДАМУ, Казах­стан) у вовле­чен­ной ауди­то­рии вызвал бур­ную зависть. 

Казах­ский вари­ант отно­ше­ний мин­здра­ва и раз­ра­бот­чи­ка крат­ко выгля­дит так: в 2005‑м году госу­дар­ство попы­та­лось создать еди­ную МИС, но полу­чив­ший­ся мутант вышел нежиз­не­спо­соб­ным и окон­ча­тель­но погиб к 2012-му; даль­ше госу­дар­ство про­бо­ва­ло созда­вать систе­мы, кото­рые удо­вле­тво­ря­ли бы отдель­ным его потреб­но­стям — финан­си­ро­ва­ния, ста­ти­сти­ки и т.д, но этих про­дук­тов не было доста­точ­но. Тогда на рубе­же 2013 – 14 года госу­дар­ство отда­ло созда­ние МИС в кон­ку­рент­ную сре­ду, после чего раз­ра­бот­чи­ки ДАМУ взя­ли ини­ци­а­ти­ву в свои руки и боль­ше ее не выпус­ка­ли.

Пер­вое реги­о­наль­ное обла­ко Damumed запу­сти­ли в 2015 году в Кара­ган­дин­ской обла­сти, в пери­од с 2016 по 2017 появи­лось несколь­ко таких реги­о­наль­ных про­ек­тов, к теку­ще­му году был осво­ен прак­ти­че­ски весь Казах­стан и создан рес­пуб­ли­кан­ский пас­порт здо­ро­вья.

Зна­чи­мо, что кро­ме тра­ди­ци­он­ных функ­ци­о­наль­но­стей МИС казах­ская плат­фор­ма так­же вклю­ча­ет слой сер­ви­сов, при помо­щи кото­рых она инте­гри­ру­ет­ся во внеш­нюю сре­ду: охва­че­ны Мини­стер­ство здра­во­охра­не­ния, Фонд опла­ты меди­цин­ских услуг (ОМС), постав­щи­ки раз­лич­ных меди­цин­ских про­дук­тов, апте­ки, цен­тра­ли­зо­ван­ные и част­ные лабо­ра­то­рии, систе­мы ско­рой помо­щи, теле­мет­рии и смарт-при­ло­же­ние, в кото­ром сего­дня заре­ги­стри­ро­ва­но 2,5 млн паци­ен­тов.

Гос­по­жа Киль добав­ля­ет: «Мин­здра­ву и Фон­ду мы предо­став­ля­ем боль­шой спектр ана­ли­ти­ки, что­бы они мог­ли иметь инфор­ма­цию для при­ня­тия стра­те­ги­че­ских реше­ний. А номен­кла­ту­ра дан­ных нашей систе­мы стро­ит­ся на стан­дар­тах, кото­рые мы полу­ча­ем от Мини­стер­ства»

Насколь­ко дей­стви­тель­но хоро­ша плат­фор­ма Damumed, судить по одно­му докла­ду труд­но, поэто­му очень захо­те­лось посе­тить Казах­стан, тем более что раз­ра­бот­чи­ки ДАМУ при­гла­си­ли всех жела­ю­щих. Одна­ко исто­рия внед­ре­ния выгля­дит как вопло­ще­ние пра­ви­ла «Не можешь помочь — не мешай», — воз­мож­но, само­го здо­ро­во­го пра­ви­ла в отно­ше­ни­ях госу­дар­ствен­но­го кон­тро­ля и част­ной ини­ци­а­ти­вы. 

На вопрос о внед­ре­нии на рос­сий­ский рынок гос­по­жа Киль отве­ти­ла так:

«Мы не в пер­вый раз при­ез­жа­ем, мы всем нра­вим­ся, но пока не пони­ма­ем, как мы можем зай­ти на рынок Рос­сии — у вас что-то такое (боль­шое) коли­че­ство рамок и огра­ни­че­ний! Мы, конеч­но, живем более воль­гот­но по срав­не­нию с вами, у нас посво­бод­нее». 

Российские тернии на пути к ЕГИСЗ

Самый боль­шой эфир­ный объ­ем на ИТМ-2019 пред­ска­зу­е­мо зани­ма­ли кон­крет­ные кей­сы по инфор­ма­ци­он­но­му раз­ви­тию рос­сий­ских меди­цин­ских учре­жде­ний. Кей­сы раз­но­го объ­е­ма, от диджи­та­ли­за­ции отдель­ной кли­ни­ки и настрой­ки узко­спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­но­го мони­то­рин­га до инфор­ма­ци­он­но­го покры­тия огром­ных реги­о­нов, но в мас­се сво­ей — очень и очень успеш­ные. 

Мы поз­во­лим себе про­пу­стить тор­же­ствен­ное пере­чис­ле­ние побед наших кол­лег и сфо­ку­си­ру­ем­ся на несколь­ких заме­чен­ных труд­но­стях, в надеж­де, что пони­ма­ние про­бле­мы помо­жет най­ти путь к ее реше­нию. 

Помехи интеграции: федеральные мониторинги не согласовываются друг с другом и не интегрируются с МИС

Ино­гда даже еди­ная реги­о­наль­ная МИС с пол­ным охва­том — не пана­цея от бес­смыс­лен­ной рабо­ты; к при­ме­ру, кол­ле­гам из Сара­тов­ской обла­сти при­хо­дит­ся вруч­ную пере­но­сить дан­ные из цен­тра­ли­зо­ван­ной меди­цин­ской систе­мы в несколь­ко феде­раль­ных мони­то­рин­гов, порож­ден­ных раз­ны­ми депар­та­мен­та­ми. 

По сло­вам дирек­то­ра МИАЦ Сара­тов­ской обла­сти Анны Вла­ди­ми­ров­ны Гор­де­е­вой (доклад «Циф­ро­вой кон­тур Сара­тов­ской обла­сти. Старт и пер­спек­ти­вы»), толь­ко онко­ло­ги­че­ских мони­то­рин­гов в обла­сти суще­ству­ет сра­зу два, при­чем они частич­но дуб­ли­ру­ют друг дру­га. То, что кол­ле­ги из Сара­то­ва созда­ли на базе МИС соб­ствен­ный онко­мо­ни­то­ринг, никак не помог­ло, посколь­ку выгру­зить из систе­мы дан­ные в феде­раль­ный вари­ант не полу­ча­ет­ся. 

Юридические помехи: не ясно, как интегрировать медицинские структуры с разным юридическим подчинением

Кол­ле­ги из Баш­ки­рии сде­ла­ли очень полез­ный доклад «Вклю­че­ние СМП в ЕЦК: онлайн-вза­и­мо­дей­ствие со ста­ци­о­на­ра­ми, неот­лож­ной помо­щью, рабо­та в режи­ме «еди­но­го окна» (Оскар Зуфа­ро­вич Мур­та­зин, заме­сти­тель дирек­то­ра МИАЦ Рес­пуб­ли­ки Баш­кор­то­стан, Уфа), кото­рый неожи­дан­но поро­дил дис­кус­сию не об инфор­ма­ти­за­ции, а о юри­ди­че­ской орга­ни­за­ции меди­цин­ских струк­тур раз­но­го уров­ня. 

Ино­гда бри­га­ды ско­рой помо­щи и дис­пет­чер­ские цен­тры име­ют раз­ное юри­ди­че­ское под­чи­не­ние. Сей­час есть тен­ден­ция объ­еди­нять их в одну струк­ту­ру, но неко­то­рые реги­о­ны воз­вра­ща­ют­ся к ста­рой схе­ме, пото­му что на прак­ти­ке про­тя­жен­ность реги­о­на дела­ет объ­еди­не­ние невы­год­ным. 

В подоб­ном вари­ан­те инте­гра­ция цен­тра и бри­га­ды бук­су­ет на юри­ди­че­ских вопро­сах, гото­вых отве­тов на кото­рые пока нет. 

Помехи качества: сложный интерфейс МИС остается одной из главных причин сопротивления информатизации

Сооб­ще­ство не пер­вый год обсуж­да­ет, что совре­мен­ные меди­цин­ские систе­мы визу­аль­но пере­гру­же­ны, и это силь­но меша­ет сред­не­ста­ти­сти­че­ско­му меди­ку пора­до­вать­ся пере­хо­ду на МИС. Нор­маль­но, что уста­нов­ка на уско­рен­ное под­клю­че­ние к ЕГИСЗ не сня­ла про­бле­му, а толь­ко обост­ри­ла. 

Вари­ант реше­ния про­бле­мы пред­ло­жил Артем Вла­ди­ми­ро­вич Логи­нов, Гене­раль­ный дирек­тор «РТ МИС», в докла­де «Управ­ле­ние реги­о­наль­ным здра­во­охра­не­ни­ем с ори­ен­та­ци­ей на поль­зо­ва­те­ля: вра­чи и паци­ен­ты как целе­вая ауди­то­рия феде­раль­но­го про­ек­та «Еди­ный циф­ро­вой кон­тур»: коман­да раз­ра­бот­чи­ков «РТ МИС» к рабо­те дизай­не­ра интер­фей­сов при­влек­ла экс­перт­ную коман­ду из целе­вой ауди­то­рии систе­мы — вра­чей и мед­се­стер. В тече­ние года меди­ки рас­ска­зы­ва­ли о труд­но­стях рабо­ты с МИС, дели­лись иде­я­ми и счи­та­ли кли­ки. С уче­том собран­ных дан­ных был скон­стру­и­ро­ван новый облик систе­мы.

Более того, даже после про­де­лан­ной рабо­ты кон­струк­то­ры оста­ви­ли для поль­зо­ва­те­ля горя­чую кла­ви­шу, кото­рая поз­во­ля­ет в пару кли­ков пере­дать раз­ра­бот­чи­кам инфор­ма­цию, что в систе­ме не нра­вит­ся. Так коман­да «РТ МИС» наде­ет­ся нако­нец-то собрать интер­фейс, кото­рый сде­ла­ет пере­ход на МИС мак­си­маль­но без­бо­лез­нен­ным. 

Оче­вид­но, что спи­сок помех на пути к бес­пе­ре­бой­но­му еди­но­му циф­ро­во­му кон­ту­ру мож­но про­дол­жать очень дол­го. Для каж­дой ком­па­нии, вовле­чен­ной в про­цесс, откры­ва­ет­ся соб­ствен­ный ад тех­но­ло­ги­че­ских, юри­ди­че­ских и соци­аль­ных труд­но­стей. Меро­при­я­тия вро­де ИТМ поз­во­ля­ют учить­ся на чужих ошиб­ках, — и делить­ся соб­ствен­ны­ми, что­бы убе­речь от них кол­лег. Это неве­ро­ят­но цен­но, пото­му что тру­дим­ся мы в ито­ге над общим делом. 

Далекие звезды: что ждет МИС в скором будущем?

Тема пере­мен про­зву­ча­ла уже в уста­но­воч­ном докла­де ИТМ-2019, поэто­му не уди­ви­тель­но, что сек­ция «Ком­плекс­ные меди­цин­ские инфор­ма­ци­он­ные систе­мы ново­го поко­ле­ния» собра­ла пол­ный зал: в буду­щее инте­рес­но загля­нуть каж­до­му. 

В глав­ном кол­ле­ги сошлись: сего­дняш­ний вари­ант меди­цин­ской инфор­ма­ци­он­ной систе­мы себя изжи­ва­ет, и насту­пи­ло вре­мя каче­ствен­но­го скач­ка в раз­ви­тии. 

Инту­и­ции участ­ни­ков дис­кус­сии мож­но обоб­щить так: фокус вни­ма­ния в МИС сле­ду­ю­ще­го поко­ле­ния дол­жен сме­стить­ся из про­шло­го в буду­щее. Сего­дня МИС поз­во­ля­ет фик­си­ро­вать свер­шив­ши­е­ся меди­цин­ские собы­тия, кол­лек­ци­о­ни­ро­вать их в опре­де­лен­ную (более-менее удоб­ную) систе­му и на ее осно­ва­нии соби­рать ана­ли­ти­ку. На сле­ду­ю­щем эта­пе раз­ви­тия МИС ста­нет не архи­ва­ри­усом, а пол­но­прав­ным участ­ни­ком лечеб­но­го про­цес­са, кото­рый в каж­дой фазе лече­ния смо­жет защи­щать вра­ча и паци­ен­та от оши­бок, регу­ли­руя хро­ни­ку дей­ствий и пред­ла­гая экс­перт­ные реко­мен­да­ции. 

Алек­сандр Вла­ди­ми­ро­вич Гусев (К‑МИС, Пет­ро­за­водск) в докла­де «Ком­плекс­ная меди­цин­ская инфор­ма­ци­он­ная систе­ма ново­го поко­ле­ния: тре­бо­ва­ния и прак­ти­че­ская реа­ли­за­ция» фор­му­ли­ру­ет это так:

«Мы счи­та­ем пра­виль­ным гово­рить об ауди­те лечеб­но-диа­гно­сти­че­ско­го про­цес­са, а не о кон­тро­ле его резуль­та­тов. Кон­троль — про­вер­ка свер­шив­ше­го­ся фак­та, кон­ста­та­ция, что что-то в тече­ние пери­о­да лече­ния паци­ен­та было не так. Совре­мен­ные же запад­ные раз­ра­бот­ки про­ак­тив­ные интел­лек­ту­аль­ные функ­ции систе­мы выстра­и­ва­ют как непре­рыв­ный аудит: с того момен­та, как появи­лась пер­вая запись о паци­ен­те, начи­на­ют рабо­тать под­дер­жи­ва­ю­щие тре­ке­ры». 

Миха­ил Юрье­вич Бах­тин (ФГБУ ВЦЭРМ им. А.М.Никифорова МЧС Рос­сии, Санкт-Петер­бург, доклад «Вре­мя МИС под­хо­дит к кон­цу. Что даль­ше?») добав­ля­ет:

«Совре­мен­ная МИС — это соци­аль­ная сеть, тех­но­ло­ги­че­ская плат­фор­ма для ком­му­ни­ка­ции»

Гос­по­дин Бах­тин под­чер­ки­ва­ет, что виталь­ность МИС будет напря­мую зави­сеть от того, насколь­ко дале­ко за пре­де­лы кон­крет­но­го лечеб­но­го собы­тия, за пре­де­лы лечеб­но­го пери­о­да в целом и за пре­де­лы лечеб­но­го учре­жде­ния может транс­ли­ро­вать­ся инфор­ма­ция, кон­тро­ли­ру­ю­щая каче­ство вра­чеб­но­го пред­пи­са­ния. Необ­хо­ди­мо, что­бы МИС забо­ти­лась о без­опас­но­сти и улуч­ше­нии само­чув­ствия паци­ен­та, даже если тот поме­ня­ет леча­ще­го вра­ча и лечеб­ное учре­жде­ние, — то есть МИС долж­на стать слож­ной ком­му­ни­ка­тив­ной сетью, вовре­мя предо­став­ля­ю­щей все нуж­ные дан­ные о паци­ен­те и стро­го кон­тро­ли­ру­ю­щей испол­не­ние пред­пи­са­ний.

По сути, оба доклад­чи­ка гово­рят об одном: МИС нуж­да­ет­ся в усо­вер­шен­ство­ван­ной инте­гра­ции и в каче­ствен­ной систе­ме под­держ­ки при­ня­тия вра­чеб­ных реше­ний на каж­дом эта­пе рабо­ты

Одна­ко есть и рас­хож­де­ния. Гос­по­дин Гусев пола­га­ет, что, раз циф­ро­вое здра­во­охра­не­ние дви­жет­ся в сто­ро­ну сер­ви­сов, все про­грамм­ные про­дук­ты и МИС вско­ре раз­де­лят­ся, и, напри­мер, функ­ции управ­ле­ния инфра­струк­ту­рой (коеч­ный фонд, склад меди­ка­мен­тов, пита­ние), а так­же ана­ли­ти­ка вый­дут за пре­де­лы меди­цин­ской систе­мы. 

Гос­по­дин Бах­тин такой про­гноз вос­при­ни­ма­ет с недо­ве­ри­ем: 

«Мы не можем управ­лять потреб­но­стью паци­ен­та в меди­ка­мен­тах, если мы не можем управ­лять всей цепоч­кой дви­же­ния меди­ка­мен­тов. Задай­те сво­им вра­чам вопрос: ты уве­рен, что то, что ты назна­чил — то паци­ент вече­ром и полу­чил, и что имен­но это было спи­са­но со скла­да при пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­ном уче­те? Поверь­те, это дале­ко не все­гда соот­вет­ству­ет дей­стви­тель­но­сти. И толь­ко в том слу­чае, если у нас есть воз­мож­ность кон­тро­ли­ро­вать, что есть на отде­ле­нии, что назна­чил врач, что выда­ла мед­сест­ра, когда и что полу­чил паци­ент, — толь­ко тогда мы можем гаран­ти­ро­вать те самые five rights — the right patient, the right drug, the right time, the right dose, and the right route (Пять «пра­виль­но» — пра­виль­ный паци­ент, пра­виль­ный пре­па­рат, пра­виль­ное вре­мя, пра­виль­ная доза и пра­виль­ный спо­соб вве­де­ния)».

Пока кон­троль тако­го уров­ня видит­ся доступ­ным, толь­ко если все сер­ви­сы нахо­дят­ся внут­ри одной струк­ту­ры — МИС. Что не меша­ет раз­ра­бот­чи­кам вкла­ды­вать огром­ные силы в созда­ние инте­гра­ций, пото­му что в неда­ле­ком буду­щем инфор­ма­ци­он­ных систем появят­ся новые ком­по­нен­ты и сер­ви­сы. 

Что каса­ет­ся СП.АРМ, то уже сей­час, — еще до наступ­ле­ния эпо­хи тоталь­ных инте­гра­ций, кото­рая слу­чит­ся дале­ко не зав­тра, раз уж мы пока встря­ли на ста­дии выра­бот­ки обще­го язы­ка, — уже сей­час мы вполне уве­ре­ны в без­опас­но­сти наших кли­ен­тов и в ста­биль­но­сти их биз­нес-про­цес­сов, посколь­ку рабо­чие ком­по­нен­ты, кото­рые по все­об­щей задум­ке одна­жды мож­но будет, как пазл, собрать в еди­ное полот­но, в систе­ме qMS уже при­сут­ству­ют по умол­ча­нию. В этом пре­иму­ще­ства пол­но­функ­ци­о­наль­но­сти: поме­хи инте­гра­ции не страш­ны, когда есть все­о­хват­ное пакет­ное реше­ние, где все свя­зи кури­ру­ют­ся одним и тем же узлом под­держ­ки. 

Если инту­и­ции рын­ка (и зам­ми­ни­стра здра­во­охра­не­ния Еле­ны Бой­ко) вер­ны, и со вре­ме­нем МИС ста­нут ком­би­ни­ро­ван­ным про­дук­том от раз­ных про­из­во­ди­те­лей, мы рис­ку­ем ока­зать­ся в мень­шин­стве, посколь­ку, как ни забав­но это зву­чит, сде­лать систе­му менее пол­но­функ­ци­о­наль­ной будет труд­нее, чем, наобо­рот, рас­ши­рить ее функ­ци­о­наль­ность. Одна­ко нам это гро­зит не тех­но­ло­ги­че­ским авра­лом (к инте­гра­ци­ям с дру­ги­ми систе­ма­ми мы гото­вы), а ком­мер­че­ским вызо­вом: при­дет­ся научить­ся про­да­вать торт по кус­кам, а не цели­ком. Кор­рек­ти­ров­ка ком­мер­че­ско­го под­хо­да — дело хло­пот­ное, но это при­ят­ные хло­по­ты, и на каче­стве обслу­жи­ва­ния наших кли­ен­тов, нынеш­них или буду­щих, она если и отра­зит­ся, то толь­ко в поло­жи­тель­ном смыс­ле. 

12 ноября / 2019
Автор: Марина Бутусова
Фотографии: Unspalsh