Цифровая трансформация медицины: инструменты и кейсы СП.АРМ. Международный конгресс «Информационные технологии в медицине»

Когда можно говорить о цифровой трансформации бизнеса, производства, профессиональной среды? Представим ситуацию – небольшой магазин купил специальное ПО и теперь ведет бухучет и складскую документацию в электронном виде. Является ли это цифровой трансформацией? Нет, это автоматизация отдельных бизнес-процессов.

Идем дальше – магазин пользуется популярностью, растет, и оффлайн-​точка уже не справляется с потоком обращений. Предприниматель открывает интернет-​магазин, и теперь любой товар можно купить удаленно с доставкой на дом. Это считается трансформацией? Еще не совсем. Здесь речь идет о реинжиниринге некоторых бизнес-​процессов с помощью сетевых технологий.

Но если магазин превратится в своеобразный ЦОД, который связывает и обрабатывает запросы от покупателей, поставщиков, производителей, меняя при этом привычный процесс обращения товара, создавая новые операции и взаимодействия, которые появляются за счет информационных технологий – в этом случае мы можем говорить, что магазин произвел цифровую трансформацию своих бизнес-процессов.

Как применить эту модель для медицинской организации – по-​прежнему открытый вопрос. Но уже есть конкретные инструменты и примеры реорганизации лечебных процессов, которые в будущем могут стать основой для цифровой трансформации всей отрасли. О таких инструментах и кейсах мы рассказали в ходе партнерской конференции СП.АРМ «Цифровая трансформация медицины и инструменты, которые способны ее обеспечить» на XXI Международном конгрессе «Информационные технологии в медицине».

Просто о сложном: цифровая трансформация системы лекарственного обеспечения на примере универсама и молока

М. Ю. Бахтин, помощник директора по медицинским информационным технологиям ФГБУ ВЦЭРМ им. А. М. Никифорова МЧС России

Около четверти бюджета МО занимает закупка медикаментов и расходных материалов. Это вторая по объему статья расходов после заработной платы и начислений. Поэтому здесь все строго, как на кассе – таблетка к таблетке, рубль к рублю.

Традиционная схема движения лекарственных средств выглядит так: поставщик-​центральный склад аптеки-​отделение-​сестринский пост-​пациент. Точка учета – центральный склад аптеки. Здесь ведут приемку медпрепаратов и здесь же – выдают на отделение. Этот порядок закреплен в учетной политике почти каждого лечебного учреждения. Но верен ли он?

Потребление медикаментов идет на уровне пациентов, и динамика расхода того или иного препарата тоже зависит от них. Задача всех систем снабжения – это бесперебойное обеспечение отделений необходимыми лекарствами. Но если ориентироваться на отделение, информация для закупки может приходить с некоторой задержкой, ведь там есть определенный запас таблеток. Однако если копнуть чуть глубже, можно понять, что этот запас никак не привязан к фактическому расходу. Поэтому служба снабжения видит не совсем реальную картину. И если МО хочет оптимизировать закупку лекарств по принципу «что нужно» и «когда нужно», надо заглянуть не на пост медсестры, а в таблетницу пациента.

Чтобы проиллюстрировать этот тезис, вернемся к аналогии с магазином и представим, что у нас не больница, а универсам.

Поставщик привозит товар – молоко. Оно поступает на центральный склад, с центрального склада – в холодильник отдела, из холодильника – на товарные полки. Покупатель подходит к полке, берет упаковку молока, кладет ее в корзину, идет к кассе, оплачивает и уходит домой. Товаровед или завсекцией универсама планирует закупку новой партии молока. На что он ориентируется? На кассовые чеки. Не на запас в отделе, не на центральный склад, не на оперативность поставки, а на то, что покупатели унесли домой, за что проголосовали рублем.

Соответственно и систему лекарственного обеспечения в МО надо выстроить так, чтобы закупать таблетки, за которые «голосуют» наши потребители – врачи и пациенты. И пополнять запас не тогда, когда лекарства закончились на отделении или на складе, а когда пациент съедает то, что назначено врачом, то есть в момент максимального расхода препарата.

Почему этот подход лучше? Возьмем ситуацию с пандемией. Изначально формуляры лечебного учреждения рассчитаны на «мирное» время. Есть определенная структура пациентов, характер заболеваний, профиль отделений. В марте ситуация изменилась. Плановые госпитализации прекратились, пациенты стали поступать по «скорой» и запрос на препараты стал другим. Если система обеспечения не обладает гибкостью, в какой-​то момент случится коллапс и нужно будет экстренно проводить закупку.

Хорошо, но с пандемией мы более-​менее справились, вошли в колею. Зачем такая дотошность, если можно делать персонифицированное списание лекарств на отделение? Во ВЦЭРМ решили проверить, как это работает, и проанализировали всю цепочку: назначение-расфасовка-выдача-списание.

И на каждом этапе выявились проблемы. Например, препарата не оказалось на отделении. Пациент не получил назначение или его скорректировали при фасовке лекарств. Другой вариант – пациенты перепутали таблетницы. Один решил по-​соседски взять таблетницу для другого, а отдал по ошибке свою. Третий момент – не сходится процедура списания: в листе назначения одни препараты, в акте списания – совсем другие и в другом количестве. И так далее. Вывод – там, где есть ручной труд, вольно или невольно могут возникать ошибки, это нормально. Но чтобы вести грамотный управленческий учет, ситуацию нужно менять.

Поэтому во ВЦЭРМ организовали мониторинг на каждом этапе движения лекарственных препаратов.

Входной поток маркированных ЛС, от поставщика в МО, регулируется в рамках системы МДЛП «Честный знак», через специальную маркировку по прямому и обратному акцепту накладной. Выдача происходит единым потоком, но если выдается маркированный препарат, система сама спросит прочитать марку. Таким образом не надо вести отдельный учет медикаментов, которые входят в систему МДЛП. И когда маркированных препаратов станет больше, на технологию работы аптеки это никак не повлияет.

Учет расфасовки препаратов, выдачи их на отделение и пациенту также происходит с помощью штрихкодирования. В этом случае, независимо от неопытности или усталости персонала, лекарство дойдет до пациента и будет соответствовать врачебному назначению.

От себя скромно добавим – весь цикл учета происходит внутри МИС qMS. Помимо точности и наведения порядка в работе аптеки, на выходе получается мощнейший аналитический инструмент, который позволяет увидеть фактическую структуру потребления лекарственных средств.

Когда есть такая наглядная аналитика, ее можно использовать для принятия управленческих решений. Например, оптимизировать финансовые расходы и контрактовать закупку препарата необходимыми периодами, контролируя расход и приобретение дорогих препаратов.

Вывод напрашивается сам собой.

Мобильность и цифровой аутсорсинг как инструменты трансформации врачебной работы

Д.В. Спасенов, заведующий организационно-​методическим отделением Городской поликлиники №107 и медицинский советник СП.АРМ

В начале информатизации врач был привязан к АРМу – стационарному компьютеру, в котором была МИС со всеми данными о пациенте. На тот момент это было оправдано – не было смартфонов, планшетов, или они просто «не тянули» медицинское ПО. Сейчас производительность мобильных устройств сравнима со многими ПК и ноутбуками. Да и современные информационные системы за счет своей оптимизации сильно снижают планку техтребований к оборудованию пользователя. Остается сделать так, чтобы МИС работала на всех известных операционных системах. Самый простой путь – создать хороший веб-клиент.

Что получается в итоге? МИС становится кроссплатформенным приложением, которое работает на любом устройстве и любой ОС. При этом привычный интерфейс не меняется – на компьютере, планшете или смартфоне пользователь видит перед собой одну и ту же систему.

Какие плюсы у этого решения? Первый – МО свободна в выборе оборудования. Второй – врач работает с МИС там, где она ему нужна. Например, на утреннем обходе. Или – что стало актуально на фоне пандемии – из дома, если он находится на самоизоляции.

Мы со своей стороны стараемся давать нашим клиентам самые современные ИТ-​решения для их работы, поэтому функция веб-​клиента qMS будет доступна уже на следующей неделе, в релизе 20.2.

Другой хороший пример цифровой трансформации – системы поддержки принятия врачебных решений, «виртуальный» коллега врача, который может помочь ему в анализе исходной информации. Какие элементы здесь могут быть востребованы?

Например, справочник клинических рекомендаций Минздрава. Система может подобрать их для лечения пациента как по одному, так и по нескольким диагнозам.

Еще один инструмент – сигнальные отметки и информационные сообщения, пользовательские или автоматические. Они помогают акцентировать внимание специалиста на важных аспектах лечения еще до того, как он ознакомится с результатами исследований. Скажем, врач-​рентгенолог может поставить отметку о том, что у пациента обнаружена серьезная патология на снимках, и лечащему врачу нужно срочно ознакомиться с его картой. Существуют и преддиктивные отметки. К ним относятся, например, напоминания о проведении планового скрининга. Также система может проанализировать состояние пациента, рассчитать динамику его изменения и сообщить врачу о наступлении неблагоприятного состояния.

Кроме того, СППВР может применяться для расчета доз назначаемых препаратов и контроля врачебных назначений. В новом релизе qMS этот функционал также будет предусмотрен.

Полные презентации докладов спикеров можно скачать по ссылкам:

Цифровая трансформация системы лекарственного обеспечения многопрофильной клиники. Опыт ВЦЭРМ

МИС qMS: обзор новых возможностей

Если мы не успели ответить на ваш вопрос в ходе конференции, пожалуйста, задайте его через форму обратной связи, и мы обязательно с вами свяжемся.

До встречи на конгрессе ИТМ-​2021!

Кстати, мы с организаторами готовим для вас небольшой сюрприз. Подробности раскрывать не будем, скажем только, что в следующем году одно из событий ИТМ пройдет в Санкт-​Петербурге. Следите за нашими анонсами, скоро все расскажем.

21 октября / 2020
Автор: Ксения Талан
Фотографии: СП.АРМ , Envato Elements